Александр Росляков: Уголовный кодекс РФ как зеркало российской демократии (Россия: власть) (30.03.2019)

Вот интересная статистика, связанная с объемом Уголовного кодекса РФ. На момент его принятия 13 июня 1996 г. объем этого документа составлял 332,8 тыс. знаков.
На 9 марта 2001 г. – уже 349,0 тыс. знаков.

На 21 февраля 2010 г. – 487,9 тыс. знаков.

На 28 декабря 2013 г. – 664,2 тыс. знаков.

На 7 февраля 2017 г. – 756,5 тыс. знаков.

На 29 марта 2019 г. – 821,8 тыс. знаков.

Итого за 13 лет объемный рост в 2,5 раза. В последние годы в УК добавлялось примерно по 30 тыс. знаков в год. И если дело пойдет так и дальше, в 2024 г. этот свод правил на все случаи жизни перевалит рубеж в 1 млн. знаков.

Для сравнения: в последней редакции (1995 г.) Уголовного кодекса РСФСР, принятого еще в 1962 г. – 347 тыс. знаков. А еще кто-то говорит, что СССР был полицейским государством, а нынешняя Россия с ее немилосердно выросшим полицейским штатом – свободная демократическая страна!

Увы, все очевидней, что политика кнута восторжествовала в РФ над политикой пряника. Не припомнить, чтобы за последние 10 лет у нас прияли хоть пару законов о существенном смягчении чего-то, о повышении каких-то благ народа – типа прошлогоднего повышения на 100 евро зарплат во Франции.

Напротив, все наше законотворчество работает на ужесточение: наказания за оскорбление чувств верующих, за оскорбление власти, за экстремизм в соцсетях и т.д. Крошечное послабление в законе «о лайках и репостах» тут же было скомпенсировано «законом о фейках».

Какая-то карательная, полицейская демократия вышла в нашем случае: больше двух не собираться, власть не ругать, религию, наотмашь отрицающую достижения науки и кадящую земным богам, не трогать…

Вот еще очередная дичь: глава башкирского МВД Роман Деев предложил ввести штрафы за «неоправданные жалобы граждан на полицейских и чиновников». Но откуда гражданину знать, оправдана его жалоба или нет? Это может выяснить лишь доследственная проверка, на то она и существует! И вообще должностные инструкции обязывают полицию принимать любые жалобы от населения, даже не по адресу. И, разобравшись, переправлять их, если надо, в прокуратуру, санэпидемстанцию, ЖЭК, да хоть в Союз писателей или композиторов!

Но вернемся к нашему УК. В нем кроме статей за «оскорбления», которых не было в советское время, когда могли упечь лишь за прилюдный мат как за хулиганство, есть и вовсе дивная статья. Это ст. 245 «Жестокое обращение с животными», под которой ходит все наше население старше 14 лет, то есть возраста наступления уголовной ответственности. Ибо карает она за «жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли или страданий, а равно из хулиганских или корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье».

А к животным, чтоб вы знали, относятся не только кошечки и собачки, но вообще все виды организмов – от микробов и бактерий до идущих в нашу пищу рыб, кур и коров. И в ст. 245 ни одним словом не указано, какие именно существа мучить и убивать нельзя, а какие – можно.

То есть прихлопнул муху, замочил комара, даже просто выпил антибиотик, убивающий болезнетворные микробы – ты уже злодей. А коли поймал рыбу, ошкурили ее, выпотрошил и съел, да не один раз – серийный злоумышленник!

Вы скажете, что эта статья не применяется в таком широком смысле? Еще как применяется! Я лично был свидетелем, как бабулю божий одуванчик осудили за то, что изжарила и съела несколько аквариумных рыбок. Соседка снесла на нее заявление в прокуратуру, подкрепленное вещдоками – рыбьими косточками; завели дело – и суд вынес совершенно законный, безупречный юридически приговор. Хотя многие сотрудники и ржали при этом от души.

Но нашим гражданам, повинным поголовно по шальной статье, должно быть не до смеха: найдется доброхот, запечатлевший, как вы раздавили таракана – и будьте спокойны, судимость вам обеспечена! По максимуму, т.е. «лишением свободы на срок до пяти лет», конечно, не накажут – если деяние не было совершено «группой лиц по предварительному сговору или в присутствии малолетнего». Но к штрафу до 300 тыс. руб. как пить дать приговорят!

Вы думали, что Салтыков-Щедрин шутил, гипертрофировал, пиша в «Истории одного города» о градоначальнике Беневоленском, издавшем Закон №1 «Всякий человек да опасно ходит»? Нет, он видел будущее! Нашу демократическую Россию, ставшую огромной иллюстрацией бессмертного творения этого мрачного сатирика, где каждый теперь действительно «опасно ходит» под дамокловым мечом безбрежного УК.

Источник: https://publizist.ru/blogs/6/30217/-
30.03.2019

Александр Росляков





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта