Виктория Пядышева: В чём вред западной косметики и бытовой химии (22.01.2019)

Жизнь современного человека невозможно представить без бытовой химии и средств гигиены. Шампуни, гели, дезодоранты, зубные пасты, разного рода косметика и моющие средства находятся в наших домах в изобилии. Тем не менее, перефразируя известную рекламу, не все они одинаково полезны.
К чести России, следует отметить, что она не столько импортирует чистящие гели и порошки, сколько производит их сама. По результатам 2017 годароссийское производство в 5,2 раза превышало импорт средств такого класса. Также на наших предприятиях делается значительная часть шампуней, косметики, зубных паст.
Однако отечественными эти товары можно считать лишь отчасти. Ведь в большинстве случаев выпускающие их заводы входят в состав транснациональных компаний, а значит, подчиняются их менеджерам. Но главное, они работают по инструкциям, присылаемым из-за рубежа. И это далеко не всегда идёт на пользу российским потребителям.
 

Качество и бренд — не одно и то же


Изготовление продуктов домашней химии и средств гигиены в нашей стране контролируют прежде всего крупнейший в мире производитель потребительских товаров — компания Procter & Gamble (PG), — а также один из ведущих производителей средств ухода за телом, косметики и кормов для домашних животных — Colgate-Palmolive. Многие СМИ стараются рассказывать об этих компаниях исключительно хорошее, ведь годовой рекламный бюджет одной только PG составляет около восьми миллиардов долларов.

Тем не менее прописная истина экономики состоит в том, что любой инвестор в первую очередь заинтересован в получении прибыли. Между тем в нашей стране уже четыре года подряд падают реальные доходы населения, а с ними — и прибыли компаний, ориентированных на отечественный рынок. Естественно: оказавшись не в состоянии больше получать, производители стараются меньше тратить. А сокращение расходов, как правило, не проходит бесследно для качества продукции.

В 2015 году токсикологическая экспертиза, проведённая в лабораториях Роспотребнадзора, показала, что целый ряд товаров немецкой компании Henkel и её американских коллег — Procter & Gamble и Colgate-Palmolive — не соответствует нормам безопасности. Тогда надзорное ведомство предписало торговым сетям снять с реализации кондиционер для белья «Вернель Весенняя свежесть», стиральный порошок «Персил Эксперт Сенсетив» и моющее средство «Пемос детский», производившиеся на заводах Henkel в Перми и подмосковном Энгельсе. Под запрет также попали жидкое мыло «Palmolive Натурэль Интенсивное увлажнение Олива», средство для мытья посуды чешского производства Fairy Platinum (Procter & Gamble), средство для мытья полов из Германии Emsal (Werner & Mertz GmbH) и его американский и российские аналоги — «UniCUM средство для мытья полов универсальное СПА» и «Luxus Professional Чистый пол Паркет» (на тот момент оно производилось ЗАО «ЕСП-Контракт ГмБХ» в Московской области). С полок было предписано снять и универсальное антибактериальное чистящее средство для всех типов поверхностей «Формула 409» от американской компании The Clorox Company.
 
 
Введение моратория на продажу перечисленных видов бытовой химии Роспотребнадзор аргументировал вполне однозначно: с целью недопущения причинения вреда жизни и здоровью граждан.

В искренности этого заявления можно было бы усомниться. Напомнить: мол, в 2015 году Россия как раз придумывала «более лучший» ответ на западные санкции, а значит, ведомство Анны Поповой могло почистить полки магазинов от зарубежной продукции не оттого, что та особенно вредна, а просто в соответствии с генеральной линией государства.
 
Однако тут есть два момента. Во-первых, под запрет попали не только привозные средства, но и те, что выпускались на российских предприятиях. Во-вторых, претензии к качеству моющих средств возникали отнюдь не только у российских властей.

В апреле 2018-го, например, Министерство здравоохранения Израиля заявило, что гелевые дезодоранты Lady Speed Stick 48H 24/7 и Lady Speed Stick invisible gel 24/7 от компании Colgate-Palmolive могут быть опасны для здоровья. В ведомстве не только рекомендовали не покупать эти средства, но и призвали граждан вернуть в магазины уже приобретённые дезодоранты.

При этом нельзя сказать, что транснациональными компаниями руководят моралисты, сильно озабоченные вопросами этики, а порой — и соблюдением элементарной законности. В марте 2016 года глава Colgate-Palmolive, а в прошлом — один из членов совета директоров Coca-Cola, Жоао Педро Рейнхард, был вынужден подать в отставку после того, как власти Канады обвинили его в незаконном ввозе в страну кокаина.

Несколькими годами ранее власти Франции оштрафовали Colgate-Palmolive, Nestle и Mars за корпоративный сговор. Суд установил, что американские компании сообща давили на французских оптовиков, заставляя их покупать дорогие корма для кошек и собак. Контролируя около 70% французского рынка сухих кормов для домашних питомцев, заговорщики не меньше четырёх лет незаконно ограничивали конкуренцию и получали с этого прибыль, за что и были оштрафованы на 35 миллионов евро.
 

Хороший плохой триклозан


В общем и целом можно не сомневаться, что у международных компаний есть и мотив, и возможность нарушать закон. Так что в их готовности пожертвовать здоровьем потребителей в погоне за лишним чемоданом долларов нет ничего удивительного.

Хорошим подтверждением этого факта служит история с триклозаном — популярным антибактериальным веществом. Помните, как ещё недавно мыло с этим компонентом расхваливали буквально из каждого утюга? В какой-то момент триклозан настолько стали считать панацеей от любых микробов, что его начали добавлять в зубную пасту, материалы для изготовления детских игрушек и косметику.

Однако затем исследования показали, что триклозан не только отлично убивает патогенные микроорганизмы, но и столь же успешно подавляет работу щитовидной железы, а также влияет на уровень кальция в клетках и тем самым угнетает нервную систему. Он ухудшает качество спермы — во всяком случае, именно так произошло с лабораторными животными, — а также, по всей видимости, увеличивает риск развития рака груди.

В 2016 году Федеральное агентство по контролю за качеством продуктов и медикаментов США запретило использование триклозана в жидком и твёрдом мыле на основании того, что «производители не сумели доказать его безопасность при длительном использовании».
 
Примечательно, что если сейчас купить практически любое антибактериальное мыло, на нём обязательно будет надпись: «Не содержит триклозана». Производители так активно хвалятся отсутствием этого вещества в своей продукции, словно это не они же рекламировали его до 2014 года.

Вообще, триклозановая эпопея очень поучительна. Вещество это было синтезировано в 1965 году в качестве… пестицида. Эффективные менеджеры от косметологии не сразу сообразили, что дешёвым ядохимикатом можно удобрять не только поля, но и мыло, дезодоранты и зубные пасты. Тем не менее средство, создававшееся с целью травить грибки и бациллы на посевах, массово пошло в организмы доверчивых покупателей.

Недавние исследования микробиологов показали, что некоторые опасные бактерии способны вырабатывать устойчивость к триклозану, из-за чего и сам «косметический пестицид», и вполне серьёзные антибиотики становятся бесполезны в борьбе с этими микроорганизмами.

Фтор: вред или польза?


В похожем направлении развивается ситуация со фторосодержащими пастами. В США мода на фторирование воды возникла в 60-е годы прошлого века, хотя первые опыты в этом направлении были сделаны ещё в конце 40-х. С подачи маркетологов врачи начали агитировать за использование фтора как профилактического средства против кариеса и гингивита — воспаления дёсен. И, несмотря на то, что уже в 70-е стали появляться научные исследования о вреде фтора, кампания по его продвижению оказалась столь эффективной, что и сейчас в Штатах фторированная вода считается нормой, а нефторированная — экологическим изыском.
 
Между тем, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), фтор входит в десятку самых опасных веществ, с которыми имеет дело человечество. Химики Медицинского университета Китая совместно с исследователями Гарвардской школы общественного здравоохранения выяснили, что соединения фтора легко преодолевают гематоэнцефалический барьер — мембрану, покрывающую кровеносные сосуды мозга и защищающую его от большинства патогенов и многих токсичных веществ. Из-за этого фтористые соединения являются опасным нейротоксином, который даже в относительно небольших концентрациях наносит вред мозгу и нервной системе.

По некоторым данным, фтористые соединения могут провоцировать болезнь Альцгеймера, аутизм, дислексию и ряд других когнитивных расстройств. Также фтор связывает йод, чем нарушает работу щитовидной железы. В общем и целом кариес по сравнению со всеми этими возможными и вероятными последствиями выглядит не таким уж большим злом.

Тем не менее, в точном соответствии с западными стандартами, на полках российских магазинов легко можно найти тюбики зубной пасты, надписи на которых гордо сообщают, что она сдобрена фтором и «рекомендована стоматологами». Эндокринологи, если бы их мнения кто-то спросил, наверняка рекомендовали бы нечто противоположное, однако их суждения до доверчивых покупателей никто заранее не доносит. О них потребители могут узнать только позже, когда столкнутся с неприятными последствиями своего выбора.
 

Делаем выводы


Как и в случаях с Сoca-Cola, Pepsi, производителями фастфуда, обществу очень не хватает правдивой и объективной научной информации о том, что предлагают нам химические гиганты в качестве средств гигиены.

С одной стороны, понятно, что используемые в чистящих и моющих составах хлор, соединения фтора и поверхностно-активные вещества не могут быть сильно полезны для организма. С другой — производители, да и контролирующие органы утверждают, что концентрация химически активных компонентов в тех же зубных пастах находится на безопасном уровне. Потребителям, а вместе с ними и журналистам остаётся либо принять эти утверждения на веру, либо отмести. В любом случае решение будет приниматься не на основе стопроцентно проверенных фактов и научно доказанных истин, а исходя из личного доверия или недоверия к заявлениям компаний и чиновников.

Тем не менее определённые выводы на этот счёт сделать всё-таки можно. Во-первых, чем сильнее рекламируется очередное «чудо-вещество», тем больше оснований держаться от него подальше. Во-вторых, чем ярче раскручен бренд и чем крупнее стоящая за ним компания, тем больше шансов нарваться на неприятный сюрприз. И, наконец, чем старше и проще моющее или чистящее средство, тем оно безопаснее.

Не то чтобы стоило сразу кидаться мыть волосы по старинке золой, а посуду — содой или горчичным порошком: истина, как всегда, не в фанатизме, а в здравом смысле и чувстве меры. Но и бросаться на всяческие рекламные новинки, добровольно превращая себя в подопытных кроликов, совершенно точно не стоит.
22.01.2019

Виктория Пядышева
Источник: Виктория Пядышева




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта