Владимир Мамонтов: Валят не только из России (09.02.2019)

Упрямство россиян, которые несмотря ни на что намерены и дальше жить в России, страшно жалит сердца некоторых социологов. Похоже, они проводят свои опросы в тайной надежде, что из «чумного барака» люди потянутся живым ручейком — ​нет, цифра уже много лет стабильна. Доля соотечественников, которые хотят эмигрировать, за последние годы существенно не меняется (17 процентов по данным последнего опроса «Левада-центра»). Заметим: хотят. А уедут ли? Сейчас или в будущем? И почему? Думаете, это тема другого исследования? Серьезного и вдумчивого? Бросьте, ответ готов: «Большинство населения воспринимает идею эмиграции как неосуществимую мечту», — ​считает ведущий научный сотрудник отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталья Зоркая.
Позвольте не согласиться: а что в идее «свалить» такого неосуществимого? Каждый год ее легко реализуют около трехсот тысяч россиян. И примерно столько же приезжают жить сюда: главное поле обмена мигрантами, конечно же, постсоветское пространство. Больше того, некоторые упрямцы осуществляют свою мечту по несколько раз, то есть мотаются туда-обратно, пока не усвоят: там хорошо, где нас нет.

Однако, я понимаю, о чем говорит уважаемая социолог: неосуществимость мечты, уверен, увязана ею не с Казахстаном или Таджикистаном (и, кстати, Грузией) — ​откуда и куда основная карусель, а с местами благословенными, намоленными: с дальним зарубежьем. Великобританией, к примеру. Оставим пока на отдельное рассмотрение массовый заезд бенефициаров залоговых аукционов в 90-е. Владельцев футбольных клубов. Не знаю, сколько моих соотечественников нынче мечтают поселиться в Лондоне, Бате или Глазго с Ливерпулем, но в год Британия реально принимает около 400 россиян. Всего-то. К сожалению, наши доблестные, целеустремленные соотечественники, воплотившие мечту, не в состоянии физически заполнить брешь, которую сами британцы оставляют в родной стране: ежегодно острова покидают свыше трехсот тысяч человек, из них две трети трудоспособны. За десять лет из Британии ухало восемь процентов населения. «Вали» мы такими темпами, потеряли бы уже 11 миллионов человек.

Полезно знать: а чего это англичане уезжают? Тут, граждане, нам надо усесться покрепче, потому что две трети английских беглецов среди причин назвали плохую погоду; Гольфстрим им в помощь. А так же грубые нравы «местных жителей». Благоприобретенных соседей по таунхаусу. Мультикультуралов в хиджабах. Бегут же британцы в основном в далекую, но улучшенную Британию. Старообрядческую. В соязычную Австралию. Куда они прежде каторжников ссылали. Но нравы их потомков не столь грубы, как «местных жителей» — ​выходцев из Ближнего и Дальнего Востока, Африки и Восточной Европы. За последние годы в «старую добрую Англию» из новой, недоброй перебрались около двух миллионов человек.

Еще причина «свалить» из Англии — ​плохие социальные институты. Сошлюсь на Daily Telegraph: основные жалобы уезжающих — ​на «здравоохранение, образование и транспорт», налоги, дороговизну, а также «потерю духа сообщества и добрососедства». Давайте посмотрим, ради чего покидают Россию ее граждане. Если кто-то захочет отыграть тут карту некоего политического недовольства «кровавым режимом», так практически нету этой карты в миграционной колоде. Все та же неоправданная дороговизна — ​есть. Плохие медицина, образование и транспорт — ​есть. Больше того: есть и жалобы на «местное население», т. е. мигрантов, которые «понаехали». Да еще и резко подняли цену на недвижимость.

Ну, выводы, которые делают отдельные социологи (как и журналисты), это их личное дело. Там разные есть обстоятельства. В школе математику плохо учили, к примеру. Сравнивая две цифры (одна больше другой в полтора раза) коллега из известного издания заметил, что количество отъезжающих из страны растет «с геометрической прогрессией». Тут и русский язык невинно пострадал, расти-то можно только «в прогрессии», арифметической ли, геометрической. Но звучит тревожно, что и требуется. Для тех, кто не испугается, к счастью, есть разные социологические институты, сравнив результаты которых, можно при желании получить здравую оценку явлениям. В конце прошлого, весьма в социальном плане непростого года (уж обвинить «режим» было в чем), «Ромир» опубликовал свои исследования насчет отъезда. Допускают, что покинут Россию 12 процентов опрошенных. 88 процентов — ​ни за что. По данным «Ромира», число укоренившихся здесь выросло на четыре процента.

Ладно, 12 или 17 — ​это пусть уважаемые социологи друг другу доказывают. Но полюбасу ясно, что мы находимся на пике, извините, спада настроений «пора валить». Как ни нагнетали, как ни пугали. И цены растут, и парковки дорожают, и пенсион откладывается, и санкции сгущаются, а народ вцепился в Рассеюшку, не оторвешь. Почему?

Моя версия: по кочану. Во-первых, мы поездили, повидали, понюхали. Счастье-то там тоже непростое. Свои везде закавыки. Во-вторых, что ни говори, а страна наша никогда не жила так, как сейчас. И это ценят — ​сильнее, кстати, в провинции, где достижений поменьше: москвичей, допускающих возможность уехать, на 10 процентов больше, чем провинциалов. С жиру москвичи бесятся, думают провинциалы, и я не готов их укорять.

Я сам по молодости переехал в Москву, а это и тогда не то что другая страна была — ​другая планета. Цифры социологии, которые нам свидетельствуют, что российская молодежь куда свободнее старшего поколения, бесшабашнее, амбициознее и готова жить в любой точке прекрасного глобального мира, меня не пугают — ​если Россия его часть, они разберутся.

Мир бы тот по дороге не разрушить, а так — ​велкам.
09.02.2019

Владимир Мамонтов
Источник: http://portal-kultura.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта