Виктор Аксючиц: Русский маятник (12.06.2014)

Россия способна обозначить горизонты новой цивилизации.
Русский народ создал мощное государство, цивилизовал огромные просторы евразийского континента, создал великую культуру, сохранив при этом до 1917 года все народы, вошедшие в Российскую империю. Во всём этом огромную роль сыграл архетип национального характера – «русский маятник» мобилизации и демобилизации. Поясню, что я имею в виду.

В беспримерно суровых географических, климатических и геополитических условиях в борьбе за выживание народу приходилось совершать сверхусилия в обыденной и общенациональной жизни. После невероятного напряжения всякий организм (индивидуальный и национальный) требует расслабления, иначе он не выживет.

Нигде и никогда в мире не создавалась земледельческая цивилизация в таких суровых природных условиях. Я – крестьянский сын – помню, как летом взрослые ложились спать в два часа ночи, а вставали в четыре часа утра. Ибо за короткое лето нужно было заготовить продовольствие и корма для животных на долгую зиму.

Русская изба представляла собой своего рода «ковчег», где под одной крышей, занесённой снегом, зимовала крестьянская семья вместе с продовольствием, кормами и животными. Русский мужик лежал на печи, «чесал репу», думал о грядущем изнурительном труде летом и… мечтал: «эх, если бы по щучьему велению…». Русский фольклор отражал не пресловутую «русскую лень», а непосильную борьбу за выживание русского крестьянства.

Русь веками отражала нашествия с востока, юга и запада, Москву в средние века сжигали в среднем раз в пятьдесят лет. В этих условиях для выживания включались механизмы общенациональной сверхмобилизации. После чего наступали короткие периоды относительного спокойствия, когда сил хватало на самое насущное в жизни, отчего русские люди не привыкли и не стремились к комфортной жизни.

Русский человек не способен на сверхмобилизацию ради материальных благ, но совершает чудеса героизма при защите Родины и священных для него ценностей, либо при выполнении великой исторической миссии. Для русских людей важно, чтобы жизнь была пронизана высшим смыслом, который не сводится к индивидуальной корысти, а выражает духовные идеалы, ценности локальных общностей (малая Родина) и всего народа (большая Родина). Во имя высоких идеалов в соборном единении проявляются лучшие черты русского характера: непревзойдённая стойкость, сопричастность общему делу и открытость, доверительность и взаимоподдержка, задушевность и взаимопонимание.

Русский народ мобилизуется в пограничной ситуации, несущей угрозу существованию («пока гром не грянет, русский мужик не перекрестится»). И здесь срабатывал другой архетип самосохранения, который можно назвать: «формула русской победы».

Национальная сверхмобилизация включалась только при наличии смертельной угрозы. Следующее условие: осознание этой угрозы умом нации – образованным сословием. В средние века умом народа было учёное монашество. Осмысление эпохальных угроз и формулирование средств их предотвращения формирует то, что называется национальной идеей. Смертельная опасность и её осознание – необходимые, но не достаточные условия для национального пробуждения: национальные идеалы спасения транслируются власти.

Для общенационального единения необходим волевой импульс верховной власти, способной выразить и защитить высшие национальные интересы, возвысившись над распрями в обществе и расколами между обществом и властью. И когда верховная власть обращается к нации: «Братья и сестры…» – включается механизм национальной сверхмоблизации и совершается невиданная победа.

Смертельная угроза русской цивилизации в настоящее время налицо.

«Русский долго запрягает, но быстро едет»: когда в Великой Отечественной войне была осознана смертельная угроза, и когда власть призвала народ к борьбе за спасение Отечества, – народ одержал великую победу. Таким образом, русский народ всегда преодолевал страшные бедствия, и всякий раз после этого становился сильнее. Великий народ сохраняется в истории, выполняя свою историческую миссию, отвечая на исторические вызовы. Таковы архетипы русского самосознания и исторической памяти, которые живы в нас и сейчас.

Смертельная угроза русской цивилизации в настоящее время налицо. Каждый из современных общемировых кризисов способен похоронить мировую цивилизацию, разрешение многих из них зависит от России. В стране возрастают многочисленные внутренние угрозы, увеличивается экономическое и технологическое отставание от мировых лидеров, некоторые из которых враждебны России. Вновь наступил момент глобального исторического вызова: либо нация вдохновится новой миссией в новой эпохе, либо русский народ и Россия перестанут существовать. Если армии для победы необходим боевой дух, то народ нуждается в пробуждении национального духа – того, что придаёт людям волю к жизни, к борьбе за самосохранение и к созиданию. Только порыв национальной энергии позволит преодолеть духовное и нравственное разложение общества, гражданскую апатию, падение стимулов к жизни.

Сегодняшний ум нации всё больше осознаёт эпохальные вызовы, внутренние и внешние угрозы, многие из которых являются смертельными. Лучшие представители культурных сословий формулируют современные идеалы национального спасения.

Сегодня же идёт массовое возвращение образованных слоев к истокам национальной традиции – и это решающее явление в духовной жизни народа. Происходит и трансляция власти национальных идеалов спасения. Смертельные угрозы России обязывает верховную власть побудить общество к духовной мобилизации. Начало этому положено беспрецедентной операцией президента России по присоединению Крыма (а исключительная роль Владимира Путина в этом очевидна). В Крымской речи президента Путина верховная власть впервые заявила о русском государствообразующем народе как «самом большом разъединённом народе». Русское национальное возрождение является условием обновления всей страны. Ибо если не возродится государствообразующий народ – не сохранится Россия. А это означает, что ни у одного народа в России и ни у каких национальных элит не будет будущего. Всё это даёт нам основание надеяться, что русский народ выходит из современной смуты, и, как это бывало прежде, выйдет более сильным.

Нам многое придётся начинать заново. Это тяжело, но и даёт новый шанс. Мы свободны от балласта сложившихся предрассудков, постмодернистского духовного разложения, инерции гибельных технологий, потребительской похоти, уничтожающей ресурсы человечества, – гибельного груза индустриальных и постиндустриальных стран. Наша выдающаяся история наделила нас уникальным историческим и духовным опытом, который наделяет трагическим оптимизмом. Есть все основания полагать, что не закончилась историческая миссия русского народа, который в очередной раз способен совершить творческое сверхусилие – для самовыживания и спасения человечества.

Мы можем стать в XXI веке не в арьергарде мирового сообщества, а в авангарде нового мироустройства, цивилизации будущего. Нам предстоит не догонять постиндустриальную, информационную, постмодернисткую цивилизацию, а сформулировать всечеловеческую альтернативу – задать новые измерения мироустройства. Ибо духовная гибель человечества не менее реальна, чем физическое самоуничтожение рода человеческого.

Миссия России – взаимообмен и взаимообогащение цивилизаций и культур. Русское долготерпение, выносливость и жертвенность дают шанс преодолеть грядущие катастрофы. Русская духовность и творческий гений способны ответить на эпохальные вызовы.

Россия способна не плестись в хвосте цивилизации потребления, а обозначить горизонты новой цивилизации, цивилизации духа и созидания, материального самоограничения и культурного творчества, созидательного научного поиска и плодотворного информационного обмена, разработки сверхновых технологий, – цивилизации соборного человечества.

12.06.2014

Аксючиц Виктор
Философ, член Политического Совета партии "РОДИНА"





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта