Ольга Туханина: Власть, если надо, падет на колени перед Мавзолеем. Что не изменит ее суть (10.11.2018)

Сто первую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции отметили у нас тихо и почти незаметно. На этот раз, судя по сообщениям прессы, коммунистам в Санкт-Петербурге не дали даже возле «Авроры» пройти, сославшись на высокий трафик в этом месте.
Коммунисты вспомнили свое былое прошлое – и около трехсот человек провели возле «Авроры» несанкционированный митинг. Правительственные СМИ назвали это провокацией. Любовь и согласие между КПРФ и партией власти, очевидно, в прошлом. Отныне зюгановцы лишены информационного иммунитета. Они вернулись к своей привычной роли мальчиков для битья.

Роман с советской ностальгией подошел к концу. На фоне очередных шокирующих народ реформ вспоминать о каких-то социальных благах неуместно. Поэтому надо переходить к практике девяностых, ко временам газеты «Не дай Бог!», к страшилкам о красно-коричневых, которые рвутся к власти.

Тем более что рост левых настроений продолжает усиливаться. А ведь начался он не вчера. Для властей эта проблема сегодня должна выглядеть куда серьезней, чем проблема несистемных либералов. В конце концов сегодня власти сами проводят неолиберальную политику, а все трения между условным Кремлем и условным «Эхом Москвы» – исключительно по процедурным вопросам.

С исчезновением крымского консенсуса обострились и противоречия внутри того патриотического сообщества, которое не поддерживает нынешний либеральный развороти властей. Усилились трения между сторонниками Красного проекта и сторонниками «России, которую мы потеряли». Усиление левых настроений дает возможность самому широкому спектру «красных» перейти в наступление. Ошибки социалистического прошлого забыты, во всем виноваты капитализм и частная собственность на средства производства.

Интересно, что «красные» выступают с позиции обличителя не властей (с теми все понятно), а мирного обывателя:

«Вы сами предали Советский Союз. Вы сами польстились на джинсы и кока-колу. Вы продали свое первородство за чечевичную похлебку. Вы заслужили то, что с вами происходит…»

Далее следует ругань, которая мало чем отличается от такой же ругани в адрес народа со стороны либералов. «Послушное стадо баранов, пассивное большинство».

Беда лишь в том, что люди моего поколения все это уже слышали в конце 1980-х годов. Только в тот раз на месте капитализма стоял социализм. А говорили ровно то же самое: никакого социализма с человеческим лицом быть не может, социализм – это всегда нищета, очереди, дефицит, железный занавес, унижение маленького человека… И вы сами все это выбрали в 1917 году.

Надо сказать, что и в тот раз, и в этот обличители были совершенно правы. Советский Союз имел массу достоинств и бесспорных преимуществ. Задумка-то была неплохая, как и у французов – свобода, равенство, братство. Кто бы возражал?

Но уже к семидесятым годам прошлого века праведная энергия Красного проекта стала иссякать. Идеологи сами больше не верили в свою идеологию. Противоречия не разрешались, а загонялись под ковер. Это не значило, что в СССР был голод, были нищие или, допустим, целые районы, захваченные криминалитетом. Но это означало психологическое состояние людей. Когда год за годом твое положение не улучшается, ты начинаешь осознавать, что перспектив нет ни у тебя, ни у твоих детей, ни у твоих внуков.

Взять, к примеру, всенародно любимый фильм «Ирония судьбы». Там герои, которым уже под сорок лет, только-только получили от государства по двухкомнатной квартире. Семьи у них нет – возможно, именно по этой причине. Какая перспектива их ждет? Обмен двух девушек на три однокомнатные? Потом появление ребенка – и конец личной жизни? А люди-то ведь так и существовали.

А взять эпизод с югославскими стенками: герои обмениваются сведениями о том, кто и сколько дал на лапу, чтобы купить эту мебель. И советская цензура все это пропускает, потому что должна же быть какая-то правда жизни в этой новогодней сказке…

Часто говорят о хорошем советском образовании. Это верно. Но именно хорошее образование позволяло огромному количеству человек осознавать, что страна идет в тупик. Нарастали национальные противоречия. Система «коммунистических ветвей», при которой в Берлине жили лучше, чем в Риге, а в Риге лучше, чем в Воронеже, создавала впечатление вечной показухи и несправедливости. Взрослых людей (в отличие от того, что говорят сейчас либералы) патернализм советской власти не радовал, а раздражал. Почему какие-то бюрократы должны определять, куда мне ездить, где жить, сколько бутылок водки покупать, какие книги читать и какие радиостанции слушать?

Особенно надо подчеркнуть двуличие и лицемерие нашей творческой интеллигенции. Обывателю она советовала ехать куда-то далеко за туманом и за запахом тайги, а сама отоваривалась в валютных «Березках» и жрала спецпайки.

Конечно, такая конструкция не могла оставаться устойчивой долго. Нелепо сегодня описывать Советский Союз в терминах рая или ада, тем паче научный атеизм в то время был частью идеологии. Сюда же, кстати, и чечевичную похлебку можно отнести.

 Но вот сменилась формация. Страна распалась, и люди с удивлением обнаружили, что вчерашнее «плохо» и «несправедливо» – это было еще очень хорошо. Мы ухнули в такую яму, о которой наши внуки еще нашим правнукам будут рассказывать. Почему у Путина были такие рейтинги? Потому что при нем впервые ситуация стала выправляться. Пусть все было не так и здорово, но люди стали осознавать, что сегодня они живут лучше, чем вчера. Появилась перспектива, изменился психологический настрой общества.

А сегодня мы вернулись к прежнему. Каждый день живем хуже, чем вчера. И никто никакого света в конце тоннеля нам не обещает. Напротив, прогнозы все пессимистичнее.

Куды бедному крестьянину податься – если у нас то социализм с очередями, то капитализм с микрокредитами?

Наверное, стоит посмотреть на картину в целом. И мы с удивлением обнаружим, что и социализм восьмидесятых, и капитализм девяностых нам строили одни и те же люди. Не фигурально, а буквально. Прежние секретари обкомов и горкомов, которые учили нас марксизму-ленинизму и со всех трибун проклинали загнивающий капитализм, сделались владельцами заводов, газет, пароходов – и давай учить нас предпринимательской жилке.

Эта элита, сформированная еще при Никите Хрущеве, лжива, коррумпированна, неэффективна, некомпетентна. Кроме того, еще и недальновидна.

Но проблема всего нашего общества в том, что наша власть не с Марса к нам прилетела. Многие из ее негодных представителей учились с нами в одних школах и институтах. Но порочная система, к сожалению, устроена так, что или гнет под себя попавших в нее людей – или выкидывает. И изменить эту систему куда сложнее, чем сменить одних товарищей на других господ.

Наверху сидят те, у кого нет ясного видения исторических процессов, зато есть превосходный инстинкт власти. И если они вдруг учуют, что снос страны влево фатален и его уже не остановить, сами и возглавят вновь движение «назад в СССР». Будут рвать на камеру билеты ЕР, обличать путинский режим и стоять на коленях перед Мавзолеем. И мы сможем придти к ситуации, когда у нас одновременно будут и дефицит, и очереди с инфляцией – и микрокредиты. Когда безработица станет совершенно спокойно сочетаться с законом о тунеядстве. Когда комсомольцам в качестве награды будут устраивать экскурсии на яхты олигархов.

Возможно, наши люди осознают эту опасность – если не на сознательном, то на интуитивном уровне. Поэтому при всех последних замечательных инициативах сверху не спешат на площадь и не ищут себе очередного пламенного трибуна и главаря.

Перед обществом стоит серьезная философская проблема: как поменять саму основу, на которой строятся наши порочные системы. Ведь без этого «новый СССР», даже если вдруг нечаянно нагрянет – окажется ничем не лучше старого. И быстро умрет, не приходя в сознание.
10.11.2018

Ольга Туханина
Источник: https://publizist.ru/blogs/109433/27857/-




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта