Дарья Митина: Власть своей непомерной наглостью довела ситуацию до состояния цугцванга (18.09.2018)

Скандал в Приморье, где после подсчета голосов из-за "ночного вброса" победитель губернаторских выборов Андрей Ищенко был смещен кандидатом от "партии власти", спровоцировал протесты.
Как отмечает в беседе с Накануне.RU политический деятель Дарья Митина – этот край всегда был протестным, но последние действия властей иначе как глупостью назвать нельзя. Социальные волнения провоцируют обострение по многим вопросам внутренней политики, которая для Владимира Путина, по признанию ряда аналитиков, давно не в приоритете. Якобы у президента всегда есть масса более глобальных задач, таких как отражение политических ударов Запада, вопросы военной безопасности, многочисленные приемы с зарубежными лидерами и саммиты, словом, защита чести и достоинства страны на международном уровне. И за это ему "прощается" некоторая неосведомленность о том, что же творят "бояре" на местах, пока "царь не знает".

Дарья Митина напоминает, что знать и отвечать за внутренние решения – конституционная обязанность президента. То, что Путин долгое время якобы "не занимался" пенсионной "реформой", не отменяет его ответственности за убиение "священных коров" социальной сферы. А, судя по всему, именно повышение пенсионного возраста для депрессивного региона, где не спадает отток населения, и стало последней каплей.

Путин в свой четвертый срок пошел на шаги, которые даже Борис Ельцин сделать не решался – естественно, теперь он столкнется с протестами. О том, чем грозят обернуться варварские методы подсчета голосов – Дарья Митина рассказала в телефонном интервью Накануне.RU.

– В Приморье большой скандал с подсчетом голосов, теперь люди выходят на улицы. Какой вы видите ситуацию, к чему она приведет?

– Власть своей непомерной наглостью, переходящей в криминальный беспредел, довела ситуацию до состояния цугцванга – любой исход событий теперь для нее плохой.

Если власти продавят своего кандидата, то они сатрапы, нарушители закона, если они не продавят, значит, они "лузеры" и "лохи" – так что выбор не из легких. Но зная эту публику, я вполне могу понять, какой вариант им ближе, потому что они готовы быть сатрапами и нарушителями закона, но не готовы быть "лузерами", которые не реализовали то, что обещали.

Они обещали и президенту, и местной криминальной мафии, которая держит край в своих руках, что победит определенный кандидат, и, соответственно, друг другу, всей элите, которая кормится с Приморского края, обещали, что будет соблюден статус-кво, и отступать некуда. Для того, чтобы сохранить лицо, посты и прочие преференции, им нужно пойти на грубое нарушение закона.

– Почему такая ситуация возникла именно в этом регионе?

– Приморский край – это Клондайк и золотая страна Эльдорадо, по сравнению с какой-нибудь Орловской областью, где одни ягодки и грибочки – здесь миллиарды и миллиарды. Есть что терять всем участникам процесса, поэтому и возникает такая ситуация, когда люди держатся за власть до последнего. С другой стороны, народу это никогда не нравилось.

Приморье – традиционно протестный край, особенно когда дело касается голосования. Собственно, откуда появилась в нашем избирательном законодательстве такая "приятная вещь", как отсутствие порога явки избирателей? Раньше порог явки был. И, собственно говоря, поэтому во Владивостоке никак не могли избрать городскую власть, потому что народ не приходил – "голосовал ногами" – явка была то 8%, то 12% и так далее, а порог – 25%. Выборы каждый раз признавали несостоявшимися, и так повторялось десять раз, если не больше. Именно после этого отменили порог явки.

Если придет голосовать пять человек, то все равно выборы будут считаться состоявшимися. Такое нововведение было узаконено именно из-за Приморского края, где был очень высокий протестный уровень. И тот результат, который мы имеем сейчас реально – не по бумагам, не по сфальсифицированным протоколам – это, конечно, голосование протестное.

– То есть голосование даже не за кандидата от КПРФ?

– Собственно, он там был не особо известен, голосование было именно протестное – так люди голосуют против "партии власти", это был звонок, который, чтобы не расслышать, надо быть совсем тугоухим или очень наглым. И в Кремле не услышали, и в самом крае не услышали. Сейчас очень многое зависит, к сожалению, от КПРФ. "К сожалению" – потому что практика показывает, что она никогда до конца не защищает свои завоевания, начиная с 1996 года, когда Зюганов выиграл выборы – на разных уровнях это было признано и даже публично озвучено. Они не стали защищать этот выигрыш. И в локальных компаниях они обычно немного "побухтят", а потом предпочитают договариваться с властью и улаживать все вопросы.

Но сейчас ситуация такая, что так, как раньше, не поступишь, потому что это уже дело чести– вся страна узнала, что кандидат от КПРФ победил. Это не просто из области догадок и версий, а голая математика.

И то, что протоколы начали переписываться внезапно, на подсчете последних 2% – это о чем-то говорит. Уже были обнародованы результаты, Ищенко раздавал интервью как будущий губернатор, он называл кандидатов в сенаторы, уже по всем новостным сайтам прошла новость об исходе выборов – и после этого власти все же рискнули.

– Что заставило действовать так грубо?

– С одной стороны Москва давит, с другой – местный криминал. Например, в городе Находка есть ОПГ, которая правит городом реально, она, по моей информации, просто собирала председателей избиркомов территориальных и угрожала им, вплоть до убийства. То есть понятно, под каким давлением люди ходят. В любом случае это ситуация ненормальная, и в любой такой ненормальной, экстремальной ситуации виноват все равно центр, какие бы там ни были национальные особенности, потому что это система, которую они выстраивали годами. Они годами врали, годами подтасовывали, годами фальсифицировали "по мелочи", и люди все глотали и глотали, а вот сейчас наступил такой критический момент, когда "зашкалило", когда это уже невозможно прятать, и это выливается в большой социальный протест.

В любом случае такими действиями власти навредили сами себе, даже если они сейчас локально "победят", зафиксируют "победу" – то проиграют морально. Они разрушили хрупкое доверие, поставили под сомнение мартовские выборы, теперь любой мыслящий человек задумается – собственно, если это можно сделать в Приморском крае, то почему нельзя в рамках всей страны?

Власти потеряли моральное право в чем-либо обвинять Запад – в том, что там "неправильно выборы проводят". Зачем это нужно было делать? Это просто какая-то глупость. Я уже не говорю, что это наглость и беззаконие. Это первый камешек в гнилой стене, ткни камень – стена развалится. И я не исключаю, что минувшей ночью ткнули как раз в такой камень.

– Социальная политика с 90-х годов якобы сильно изменилась, что нам постоянно транслируют, играя на контрастах. Но, тем не менее, в Приморском крае протесты сохранились? Говорит ли это о том, что внутренняя политика, которая сейчас не в приоритете у президента, дала откровенную трещину?

– Дело же не только в фальсификации выборов. Дело в том, что власть начала планомерное наступление на социальные гарантии, это те "священные коровы", на которые даже Ельцин не покушался. Вот уж на что был людоед, а пенсионный возраст не поднял. Дискуссии о пенсионной "реформе" начались лет шесть назад, президент в этом вопросе был просто "последней инстанцией" и говорил: "пока нет". Сейчас он для себя внутренне определил, что это его последний срок, он не так сильно заботится о репутации, о рейтинге, и это будет не единственная антисоциальная реформа, дальше будет только хуже.

– Да, и пенсионной "реформой", кстати, Путин долгое время "не занимался", и сейчас "не занимается". Все задумали "подлые бояре", а "царь" ничего не знал?

– Да, и это удобная такая "отмазка", но нужно понимать, что у нас, по Конституции, президент – не просто глава исполнительной власти, он генератор всей политики – и внешней, и внутренней. Он отвечает за внутреннюю политику, а не Правительство РФ, вот об этом часто забывают, потому что любой законопроект у нас не может стать законом без президентской подписи. Любая правительственная или парламентская инициатива обретает законодательный статус только после одобрения президента. Поэтому главная ответственность за все происходящее ложится на него. Он назначает премьера, он утверждает министров, опосредованно он руководит всеми вопросами.
18.09.2018

Дарья Митина
Источник: https://www.nakanune.ru/articles/114325/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта