Станислав Тарасов: Военные учения Agile Spirit 2019 в Грузии как политическая бутафория (Грузия) (02.08.2019)

Стремление Тбилиси прописаться в широком ареале американо-российского военного противостояния фактически ведет к тому, что он оказывается в числе последних в списке желающих. А в Закавказье как «стратегический партнер США, протяженностью с запада на восток около 400 километров, с севера на юг – не более 200 километров», перемещается на второй план.
Грузинские и многие западные средства массовой информации «торжественно» сообщили, что в Грузию впервые прибыл P-8 Poseidon — самолет-разведчик морского патрулирования США, предназначенный для обнаружения подводных лодок. Американцы его отправили в рамках проходящих в Грузии военных учений Agile Spirit 2019 («Проворный дух 2019») под совместным руководством оборонных сил Грузии и Европейского командования вооруженных сил США.

В них принимают участие более 3000 военнослужащих из 14 стран — членов НАТО и партнеров альянса. География обширна, тут Болгария, Бельгия, Великобритания, Грузия, Греция, Латвия, Литва, США, Черногория, Норвегия, Польша, Румыния, Турция и Украина. Количество проводимых на грузинской земле военных учений НАТО зашкаливает. Нынешние, Agile Spirit 2019, проводятся уже в девятый раз. Сопутствующие комментарии с грузинской стороны типичны, хотя меняются сценарные сюжеты учений. Глава оборонного ведомства Грузии Леван Изория заявил, что, во-первых, «так претворяется в жизнь главный принцип — больше НАТО в Грузии», и речь идет о создании основ «для будущей интеграции Грузии в Североатлантический альянс». Во-вторых, и более конкретно с привязкой к моменту: «На учениях отрабатываются меры по повышению безопасности Черноморского региона».

Понятно, что речь также идет об обозначенном условно, но все же конкретном противнике в Закавказье. Под ним подразумевается только Россия и ее союзники. Однако сразу выявляются важные нюансы и даже парадоксы. Сначала о нюансах. Из непосредственно примыкающих к региону стран на учениях присутствует только Турция. Ранее участвовавшие Армения и Азербайджан сегодня отсутствуют. Многие эксперты склонны объяснять этот факт нежеланием Баку и Еревана вызвать негативную реакцию России. Такой аргумент можно принять. А что Грузия? Как считает грузинский эксперт Ираклий Аладашвили, стремление Тбилиси прописаться в широком ареале американо-российского военного противостояния фактически ведет к тому, что он оказывается в числе последних в списке «желающих». А в Закавказье как «стратегический партнер США, протяженностью с запада на восток около 400 километров, с севера на юг — не более 200 километров, перемещается на второй план».

В том числе потому, что меняется позиция Анкары, которая стала настороженно воспринимать военную активность американцев не только вблизи южных границ России, но и в целом в Черном море. Эксперт Бюлент Эрандач из турецкого Института стратегического мышления подчеркивает, что «ни Турция, ни Россия не жаждут пустить США в Черное море под эгидой НАТО». И в «любом случае действует конвенция Монтрё о черноморских проливах, которая не позволит ни кораблям самих США, ни их кораблям в составе НАТО войти в Черное море». То есть Анкара дает понять, что не позволит американцам реализовать план по окружению России с участием Турции. А что касается Грузии, то, по мнению Эрандача, «ЦРУ что-то готовит и в этой стране», там «может быть запущен проект, аналогичный той атмосфере войны, в которую Россию вовлекли через Украину, действуя по оси Прибалтика — Черное море — Каспийское море».

И тут мы переходим уже к парадоксам. Дело в том, что на Западе правительство «Грузинской мечты», которой рулит Бидзина Иванишвили, часто называют «пророссийским». Получается, что «пророссийское» правительство позволяет проводить на своей территории военные учения с антироссийским сценарием. В то же время ряд американских экспертов утверждают, что «Иванишвили выполнял поручение США по нормализации отношений с Россией», и объясняют этим молчание Вашингтона по поводу начавшихся в Тбилиси 20 июня антироссийских выступлений. В таком контексте Agile Spirit 2019 воспринимаются как «политическая бутафория», адресованная кому-то иному, но не России. Как утверждает американское издание EurasiaNet, «США отходят от практики прошлых лет, когда они были одним из самых активных союзников Тбилиси», хотя «посольство США в Тбилиси продолжает выступать с обнадеживающими грузин заявлениями», в то время как Брюссель проявляет заметную активность.

Кстати, эту особенность подметила еще в ходе своей избирательной кампании президент Грузии Саломе Зурабишвили в статье, опубликованной в The Washington Post. Она прогнозировала «некоторую изолированность» Грузии от США. «В Соединенных Штатах поддерживают Грузию, но, думаю, она немного опустилась в списке приоритетов, — говорил недавно в интервью каналу «Аль-Джазира» Майкл Карпентер, бывший чиновник администрации Обамы и советник бывшего вице-президента США Джо Байдена, посетивший Грузию за несколько дней до начала событий 20 июня. — Другие внешнеполитические приоритеты, включая Украину, Венесуэлу, Северную Корею и Сирию, сместили Грузию с ведущей позиции, которую она занимала лет десять назад». Впрочем, представлять события в Тбилиси так, как будто за всем стоят только одни американцы, будет слишком прямолинейно. Очевидно одно: внутри Грузии и вокруг нее ведется острая закулисная борьба, разобраться в которой непросто.

США не помогли Тбилиси в августе 2008 года, хотя за неделю до начала боевых действий в Южной Осетии завершились совместные военные учения, после которых часть американских военнослужащих оставалась на грузинской территории. Чем все завершилось, хорошо известно. Тбилиси об этом никогда не стоит забывать.

Источник
02.08.2019

Станислав Тарасов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта