Александр Нагорный: Война и нефть (07.05.2019)

2 мая США усилили режим антииранских санкций, отменив временные разрешения на импорт нефти и газового конденсата для восьми стран (Китая, Индии, Японии, Южной Кореи, Турции, Греции, Италии и Тайваня), в отношении которых смягчённые условия по покупке иранской нефти действовали с осени прошлого года.
Это решение сопровождалось бешеной антииранской пропагандой и прямыми угрозами останавливать и конфисковывать нефть и нефтепродукты, идущие из республики Иран внешним покупателям. А это, прежде всего — Китайская Народная Республика, покрывающая четверть своих нужд за счет закупок углеводородов у Тегерана, Западная Европа и Индия. Надо сказать, что практически все страны-покупатели иранского "чёрного золота" заявили, что они продолжат свою торговлю. И это стало беспрецедентным вызовом для американской гегемонии. Стоит напомнить, что всё это происходило на фоне признания официальным Вашингтоном террористической организацией Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), де-факто государственной структуры Ирана. В ответ в Тегеране заявили, что отныне рассматривают в качестве террористической организации всю американскую армию. Такое развитие событий делает вероятность военных инцидентов в Персидском заливе, куда уже выдвинулись авианосные ударные группы U.S.Navy, или блокады Ормузского пролива чрезвычайно высокой. Что, в свою очередь, должно привести к новому витку роста "нефтяных цен", против чего всё время выступает — во всяком случае, на словах, Дональд Трамп и его "команда". Но в данном случае очевидно говорится одно, а делается совсем другое, прямо противоположное. То же самое справедливо и для политики Вашингтона в отношении другой важнейшей нефтедобывающей страны, Венесуэлы, энергетическая отрасль которой доведена до уровня "ниже плинтуса". Возможно, тем самым 45-й президент США пытается поддержать собственную "сланцевую индустрию" и восстановить отношения с американской "нефтянкой", сильно испорченные после отставки главы Exxon Mobil Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря США.

Слабость позиции США определяется тем, что на нефтяном рынке сегодня отсутствует стабильное превышение предложения над спросом: цена нефти уже отреагировала на введение "калечащих" санкций против Ирана немедленным ростом. Таким образом, уход Ирана с мирового рынка не только составляет проблему для него самого, но и дестабилизирует ситуацию с ценами — фактически США обязывают другие страны оплатить американские внешнеполитические авантюры из своих карманов.

Нет у США и прочной поддержки в Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК). В начале 2019 года члены ОПЕК и еще 10 государств, действующих совместно с картелем, включая и Россию, решили на шесть месяцев сократить свое производство, начиная с января 2019 года. Такая предупредительная мера учитывала и весьма вероятный уход с рынка иранской нефти, делая введение санкций США против Ирана гораздо более проблематичными. Среди членов ОПЕК только Саудовская Аравия и ОАЭ могли бы увеличить свое производство, так как они разделяют с Вашингтоном одну и ту же стратегическую цель — ослабить Иран, сократив его экспорт нефти до минимально возможного уровня. Однако, судя по всему, ни у ОАЭ, ни у Саудовской Аравии уже нет резервных мощностей для того, чтобы "подставить плечо" для поддержки американского эмбарго. А остальные члены ОПЕК и действующая теперь в сцепке с ними Россия, настроены резко отрицательно против произвола Вашингтона по отношению к мировой торговле нефтью.

Можно сказать, что сейчас на наших глазах формируется список тех, кто реально может сказать "нет" жесткой и агрессивной политике США. Список таких "диссидентов" в мировом масштабе, конечно же, окажется максимально коротким, однако даже попадание туда Китая, России, Индии и хотя бы десятка других стран может фактически обесценить все попытки США удушить Иран при помощи нефтяного эмбарго.

Источник
07.05.2019

Александр Нагорный





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта