Сергей Харламов: Вопрос границ национальных республик - головная боль юга России (02.10.2018)

Ингушетия и Чечня обменялись территориями почти в 2 тысячи гектаров. Таким образом республики выровняли административные границы. Подчеркивается, что речь об обмене населенными пунктами не идет. Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров выразили надежду, что отношения республик после этого укрепятся. Тем не менее в преддверии подписания документа начались несанкционированные митинги в Сунже и Магасе. Люди не поверили, что речь идет о равноправном обмене. Старые споры долго не могли решиться, поэтому властям теперь потребуется много времени, чтобы объяснить суть договора. Эта - лишь одна из немногих проблем Северного Кавказа. Сергей Харламов рассказывает о территориальных спорах, которые пока еще остались. 
На территории Северного Кавказа отмечается более 30 исторических и территориальных конфликтов. Большинство вызваны действиями властей Императорской и Советской России - многочисленными переселениями народов и перекраиваниями территорий.

Сегодняшняя административная карта Северного Кавказа — результат колониальных завоеваний, а также особенностей управления регионом во времена Российской империи и в советский период. Границы перекраивали до и после сталинских депортаций и по возвращении репрессированных народов из ссылки. Поэтому сегодня любые попытки изменить устоявшиеся границы, даже просто разыграть территориальную карту в политических целях, крайне опасны, они могут привести к мобилизации целых народов и к кровопролитию, - считает глава представительства Международной кризисной группы в России Екатерина Сокирянская.

В результате современная Россия получила комок нервов, который только начинает распутываться. Конечно же, на фоне всех иных конфликтов особняком выделяется Чеченский, переросший в две кровопролитные войны, но есть и другие, о причинах и положении которых и пойдет речь.

Призрак битвы

18-19 сентября 2018 года между кабардинцами и балкарцами в очередной раз произошло столкновение, переросшее в массовую драку. 17 сентября группа кабардинцев из 30 человек отправилась в конный поход на гору Канжаль в память о Канжальской битве - в 1708 году близ этой горы конница кабардинцев разбила 20-тысячное войско крымских татар.

Кабарда находилась в подчинении Крымского ханства и страдала от постоянных набегов сборщиков дани. Кабардинские князья до этого обращались за помощью к России, но Петр I в тот момент был занят Северной войной и не мог помочь горцам, даже если бы хотел, - его руки были связаны в том числе и Константинопольским мирным договором 1700 года.

Но однажды кабардинцы отказались платить дань. Они разбили корпус хана Девлет-Гирея то ли благодаря внезапности горной конницы численностью в 7 тысяч всадников, то ли благодаря трем сотням ослов с подожженными хвостами, которых направили в лагерь татар. Так или иначе, Девлет-Гирей потерял армию и бежал. Для Кабарды этот эпизод означает примерно то же, что для истории России Куликовская битва.

"Группу кабардинцев остановили в балкарском селе Кенделен, расположенном по пути. Всадникам не дали проехать, завязалась потасовка. По итогам двухдневной "битвы", которую разнимали росгвардейцы, состоялся несанкционированный митинг в Нальчике и произошли столкновения в еще одном селе Заюково. Это не первый случай напряженности на этой почве. СМИ писалиоб аналогичных трениях в 2008 году.

Какое дело балкарцам до национального праздника кабардинцев? Помимо того, что балкарцы - родственный крымским татарам народ, они считают, что никакой битвы вовсе не было, а выступления кабардинцев - часть плана по захвату плодородной территории, пусть даже и в современных реалиях чисто символического. Пройдя через село, они заявят свои исторические права на землю.

Два села

Великая Отечественная война принесла на землю горцев много горя. Из-за подозрений в коллаборационизме тысячи кавказцев были насильно переселены в Сибирь, а на их место "пересадили" другие народы. Одна из таких проблем - "ауховский вопрос".

5 октября 1943 года из своих родных земель в Среднюю Азию были переселены чеченцы-аккинцы, всего около 15 тысяч человек, а на месте их проживания был образован Ауховский район. Его центром стали два села - Ленинаул и Калининаул. Вскоре после войны Ауховский район был ликвидирован и поделен между новообразованным Новолакинским районом и Казбековским районом. Территория была заселена аварцами и лакцами.

В 1956 году чеченцам разрешили вернуться в свои дома на волне десталинизации в СССР. Однако другим народам, уже обосновавшимся на этой территории, переселяться не позволили, что и заложило основу тлеющего конфликта.

В 1991 году Съезд народных депутатов принял решение восстановить довоенную ситуацию, но лакцы и аварцы отказались переселяться. Чеченская республика по сей день предъявляет свои права на территорию бывшего Ауховского района, но Дагестан отказывается и предлагает отдать равнозначную территорию так, чтобы не крошить границы. Чечню это не устраивает.

Подогревает проблему еще и то, что вернувшиеся чеченцы называют свой населенный пункт не иначе, как Юрт-аух (старое название Калининаула), а аварцы привыкли к новому советскому топониму. Национальный состав сел - один к четырем в пользу аварцев и лакцев.

В 2014 году федеральные власти попытались решить вопрос централизованно - построили дома для переселенцев и выпустили постановление от 23 декабря 2014 года "О первоочередных мерах по обеспечению опережающего развития Республики Дагестан", в котором предполагалось восстановить Ауховский район. Однако дома пустуют, переселяться никто не хочет, хотя проблема с жильем стоит остро - вернулось в разы больше, чем уехало. Сейчас чеченцев из тех депортированных 15 тысяч стало около 100 тысяч. И все претендуют на землю предков. 

В июне 2017 года между жителями сел произошла стычка. Обстановка в населенных пунктах была настолько подогрета, что массовая драка вспыхнула из-за того, что один водитель не уступил другому дорогу. На подмогу чеченским братьям приехали их родичи из Грозного, толпа в Хасавюрте собралась такая, что успокаивать ее пришлось лично министру внутренних дел Чечни Руслану Алханову и председателю парламента Магомеду Даудову.

Выключенный район

Будучи также жертвами сталинских депортаций, члены ингушского национального движения поставили своей целью вернуть себе исторические поселения. К началу 1980-х годов большинство ингушей даже вернулось на историческую родину. Однако они смогли интегрироваться. Их количество и восстановленный с моральной точки зрения статус позволял требовать территории в пользование.

В результате в 1992 году ингуши получили статус национальной республики в составе федерации, но не Пригородный район. Проблема этого района развилась еще в 80-е, когда ингушские исследователи вдруг вспомнили, что в Пригородном есть село Ангушт, а от него и произошло название народа на русском. Никого не смутило, что подобных названий на Северном Кавказе много, в том числе Ангусти и Ингушт, а в XIX веке на месте этого села лет сто как жили казаки.

Осетины и в 80-х пытались заблокировать возвращение ингушей в этот район и были успешны в этом. Они считают, что, несмотря ни на что, территория Пригородного района уже принадлежит им. Когда же Пригородный район официально отошел Северной Осетии, имеющие доступ к оружию ингуши пошли войной на осетин.

За неделю боев в ноябре 1992 года погибло около 600 человек, федеральные силы по приказу Ельцина развели воюющие стороны. Конфликт привел к исходу с территории Пригородного района свыше 30-60 тысяч ингушей. В истории России это вооруженное столкновение считается единственным вооруженным чисто этническим конфликтом.

Сегодня главным конфликтом между ингушами и осетинами остается так называемый конфликт цифр - неясно, сколько человек имеет право вернуться. Осетины считают, что все, кто имеет право жить на данной местности, уже там живут, а ингуши напоминают, что осетины сожгли отнюдь не пустующие 3000 домов в селах Пригородного района.

В селах Куртат, Донгарон, Чермен, Тарское по состоянию на 2014 год сохранялось сегрегированное сосуществование, в двух последних селах существуют отдельные школы для осетин и ингушей. По всем признакам в регионе создана ситуация этнических анклавов, распространенных в Африке, что ведет к проблемам с работой и безопасностью.

Пастбищное противостояние

Еще один конфликт между балкарцами и кабардинцами с новой силой вспыхнул после июня 2011 года, когда парламент КБР принял закон об отгонных пастбищах. По нему были национализированы больше 200 тысяч га земель в районах с высоким процентом проживания балкарцев. Народ требует отмены закона - по их мнению, он нарушает их самодостаточность.

Попытка отобрать земли у балкарцев не первая - в 2005 году два крупных села Хасанья и Белая речка были включены в состав Нальчика, еще часть земли была объявлена "межселенной" и национализирована. Власти КБР считают, что эта мера стала ответом на чрезмерные притязания балкарцев на высокогорные пастбища, при этом большинство из них там не живет - все они сосредоточились на равнинах и не появляются в горах.

Если же эти горы балкарцы получат в свое пользование, то смогут расселиться еще больше и претендовать на автономию. Балкарцы устраивали голодовки и пикеты в Москве. Конституционный суд требовал разобраться в ситуации, для решения вопроса была создана согласительная комиссия, войти в которую балкарцы все равно оказались. Вопрос повис в воздухе. Между тем численность жителей сел, которым не дают расселяться, растет. Молодые люди уезжают в Нальчик и другие города, создавая в них напряженность.

Сегодняшняя попытка автономии балкарцев выглядит тем удивительнее, что в начале 90-х вернувшиеся из Казахстана балкарцы были готовы остаться в составе России, притом что кабардинцы желали отделения. Но кабардинцев было больше, поэтому диалог в Москве вели с ними.

Ставропольский фильтр

Ставропольский край - единственный северо-кавказский регион, где на улицах не станцуешь лезгинку. Запрет на танцы решился очень просто: как только толпа молодежи собиралась исполнить национальный танец, из окон многоэтажек начиналась пальба в воздух. Неясно, кто стрелял и в кого, но толпу, конечно, тут же сдувало - такой вот период 2010-2013.

Для Ставрополья главным территориальным спором является вопрос принадлежности Моздокского района. Если посмотреть на карту, то становится очевидна неестественность границы этого района, входящего в состав Северной Осетии. На территории проживает 49% русских. Сам Моздок, согласно истории, был основан кабардинцем, принявшим православие и ставшим казаком. Помимо русских, в городе проживали и другие народы, но город можно было назвать русским во времена Российской империи из-за постоянного присутствия большого гарнизона военных, с семьями.

В 1944 году Моздок был передан из состава Ставрополья в Северо-Осетинскую АССР. Сегодня это решение порождает сразу несколько других территориальных споров. Как только русские активисты на Кавказе заикаются о справедливом праве на Моздок и передаче его в Ставропольский край, тут же просыпаются лезгины, которые не менее справедливо требуют возвращения себе анклава, ногайцы - восстановления автономной области. Тут же подтягиваются казаки, которые требуют себе Наурский и Шелковский районы Чечни. Кумыки требуют вернуть их из равнинных поселений в горы, а Северная Осетия - объединения с Южной. Любое изменение границ повлечет за собой серию проблем. 

Старые конфликты

26 сентября глава Чечни подписал с Юнус-Беком Евкуровым соглашение о закреплении границ между регионами. Передача территорий официально считается равносильной - граница, по словам Евкурова, просто выправлена "метр на метр". При этом "физической передачи территорий" не планируется - никого переселять не будут, села не передаются. 

Однако в Ингушетии люди вышли на улицы, не поверив в справедливый обмен и не зная деталей договора. По информации телеграм-канала "Буровая", на территории Сунженского заповедника Эрзи, часть которого и была передана Чечне, есть залежи нефти. Передача земель в новую юрисдикцию позволит начать разработку месторождения.

Сунженский район, который входит в состав и Чечни, и Ингушетии, - предмет многолетнего спора. Четких границ с момента передачи Надтеречного района в ведение ЧИАССР в 50-х годах в этом месте не было.

В апреле 2013 года чеченцы первыми приехали в село Аршты и выставили в чужой республике свои блокпосты, пригнали бульдозер якобы для расчистки дороги. Главы регионов обменялись взаимными претензиями. Евкуров расценил это как попытку запугать людей. Спикер чеченского парламента заявил, что это чеченское село. И начались пятилетние переговоры, которые теперь закончились размежеванием территории. 

Когда станет возможным территориальное урегулирование на Кавказе - сказать невозможно, учитывая отношение местных жителей даже к событиям трехсотлетней давности и личные выгоды большого числа акторов. А в условиях, когда необходимо учесть любые, даже самые мелкие претензии сторон, процесс может затянутся на добрую сотню лет.
02.10.2018

Сергей Харламов
Источник: https://ruposters.ru/news/01-10-2018/kavkazskaya-karta




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта