Редакционный комментарий к статье "Возможна ли ассимиляция чеченцев с русскими и что ей мешает?"
Отчасти признавая справедливость доводов, которыми автор статьи объясняет трудности культурной ассимиляции чеченцев в России, необходимо отметить, что причины проблемы не исчерпываются свойствами национального характера чеченцев и враждебностью, взращённой кавказскими войнами XIX и XXвеков. Существеннейшее, если не самое главное препятствие интеграции чеченцев и других малых народов  в русский мир было выявлено 150 лет назад гениальным русским учёным Н.Я. Данилевским и  заключается оно, по его определению, в самих русских, в том, что сама русская жизнь была поражена  болезнью «европейничанья». Дело в том, что с тех пор, как русские высшие сословия перестали быть русскими, а стали европейскими, у малых народов России отпала необходимость, да и возможность русской культурной ассимиляции: «В старину без всякого насилия разные татарские мурзы, черкесские князья, немецкие выходцы обращались в русских дворян, ибо им не было другого исхода, как или оставаться в своей племенной отчуждённости, или сливаться с русским народом. Но теперь, после того как жизненная обстановка высших классов русского общества лишилась своего народного характера, сделалась общеевропейскою, такой исход открылся. Чтобы выступить на арену общей государственной жизни России, нет надобности делаться русским по правам и обычаям, даже нет возможности делаться русским в этом смысле, а надо принять на себя общеевропейский облик. Но этот общеевропейский характер, который по существу своему враждебен характеру русско-славянскому, не ослабляет, а усиливает ту долю отчуждённости, которая более или менее свойственна всякому инородцу,- и из этого-то слияния и порождаются те молодая Армения, молодая Грузия, о которых мы недавно услыхали, а, может быть, народятся и молодая Мордва, молодая Чувашия, молодая Якутия, молодая Юкагирия, о которых не отчаиваемся ещё услышать». (Н.Я.Данилевский, «Россия и Европа», 1869 г., глава 11 «Европейничанье – болезнь русской жизни»)
Безошибочность выводов Н.Я. Данилевского полностью подтверждена историей: из-за болезни «европейничанья» историческая Россия оказалась в государственном кризисе  в 1917 году, а в 1991 году вообще распалась и  внутри неё появилось много автономных республик, что создаёт условия для дальнейших разрушительных процессов.

Возможна ли ассимиляция чеченцев с русскими и что ей мешает? (04.03.2018)

В 2011 году президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров посетил Иорданию, где проживает большая чеченская диаспора. Это потомки чеченцев, покинувших свою родину во время Кавказской войны. Один из старейших представителей диаспоры поинтересовался, почему Кадыров идет на сближение с Россией, если русские убили так много чеченцев? «И чеченцы убили много русских», – возразил глава Республики. «А как их не убивать, если они пришли к нам с войной?» – был ответ старейшины.
 
Затянувшаяся вражда

Кавказская война, с перерывами продолжавшаяся с 1817-го по 1864 год, заложила основательный фундамент вражды между русским и чеченским народами. В «Этнографии народов СССР» (1958 год) отмечается, что чеченцы оказали России во всех ее колониальных войнах «самое ожесточенное сопротивление».

Достаточно сказать, что русская армия потеряла в Кавказской войне не менее 30 тысяч солдат, чеченцы только за последние 16 лет войны (по данным историка Сергея Максудова) лишились более 27 тысяч своих соплеменников, еще 23 тысячи иммигрировали в Османскую империю.

Стороны конфликта осыпали друг друга претензиями. Горцы обвиняли царские власти в том, что они истребляли целые аулы, Россия это называла ответом на постоянные чеченские разбои и грабежи, массовые угоны скота, работорговлю и нападения на воинские гарнизоны.

Но самым тяжелым последствием Кавказской войны стала русофобия, которая проникла во все слои чеченского общества. Она оказалась непреодолимым барьером на пути к сближению двух народов и поставила крест на перспективах интеграции чеченцев в российское социально-культурное пространство.

В период Великой Отечественной войны Чечено-Ингушскую ССР захлестнул бандитизм, что стало одной из причин депортации «неблагонадежного» населения Республики в Среднюю Азию. Интересно, что первоначальные регионы расселения – Новосибирская, Омская области и Красноярский край - сумели уклониться от нежелательной обузы.

Отношение местных властей к спецпереселенцам нередко сопровождалось многочисленными нарушениями их прав, однако и кавказцы не спешили налаживать контакт. В 1957 году депортированные народы смогли вернуться на родину. Но, по словам историка Нурболата Абуова, «чувства ущемлённости и обиды от перенесенных репрессий на долгое время остались в их исторической памяти».

Противоречия между Россией и Чечней с новой силой отозвались в конце XX века, вылившись в две Чеченские войны. Тогда оккупированную боевиками республику покинуло практически все русское население. Спасались от войны и чеченцы. Однако, не имея хороших перспектив в Российской Федерации, они были вынуждены эмигрировать на Ближний Восток и в Западную Европу.

Русско-чеченский вопрос

В чеченском обществе вплоть до прихода к власти Рамзана Кадырова было принято осуждать тех, кто проявлял лояльность к России или работал на российскую власть. Даже отец нынешнего президента Чечни Ахмат Кадыров в конце 90-х в своих эмоциональных речах проклинал тех, кто каким-либо образом содействует русскому населению.

Чеченцы — это единственный северокавказский народ, который не проходит срочную службу в Вооруженных силах РФ. Этот вопрос периодически поднимался региональными властями. Иногда группу чеченских призывников путем политического нажима удавалось направить в армию, но этим все и ограничивалось. Ситуация такова, что Генштаб не хочет видеть чеченцев в рядах российской армии.

В июле 2011 года в «Московском Комсомольце» появился материал под заголовком: «В армию не призвали ни одного чеченца». В статье неназванный источник в Генштабе РФ следующим образом прокомментировал ситуацию: «Зачем учить военному делу собственных врагов — людей, с которыми есть вероятность повоевать? Сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит».

Опрошенный корреспондентами «МК» командир роты 18-й бригады, дислоцированной на военной базе Ханкала в Чечне, заметил: «Можно себе представить, чтобы палестинцев призывали в израильскую армию? Нет, это исключено. Вот у нас тоже самое, видимо».
У российских военных есть все основания для подобных опасений. Во время Чеченских кампаний во главе вооруженных формирований «независимой Ичкерии» находились бывшие советские офицеры Джохар Дудаев и Аслан Масхадов.

Капитан полиции при МВД Чеченской Республики Асламбек Ибрагимов ответственность за недоверие к чеченцам возлагает на российскую сторону: «Вы не дали нам почувствовать себя россиянами ни на секунду. Почему российское общество раздражают наши танцы, наша вера, наши традиции, наши устои, наш человеческий потенциал?» – вопрошает Ибрагимов. Многие чеченцы, побывавшие в различных регионах России, жалуются, что их там воспринимают как потенциальных террористов.

Правозащитный комитет «Гражданское содействие» отмечает, что регионы Российской Федерации отказываются принимать жителей, бегущих из Чеченской Республики: «Никаких механизмов приема нет, статус вынужденного переселенца им не предоставляется, регистрацию им стараются не оформлять».

Ситуация обострилась в июле 2013 года, когда в городе Пугачёв (Саратовская область) чеченский подросток совершил жестокое убийство местного жителя. Тогда протесты русского населения сопровождались столкновениями с чеченской диаспорой, с попытками погромов и перекрытием автомобильной дороги.

Чуждая ментальность

Ответ на вопрос, почему чеченцы не могут ассимилироваться в российском обществе, следует искать не только в аспекте русско-чеченского противостояния, но и в области социальной психологии. Этнопсихолог Сергей Благоволин одну из причин несовместимости русских и чеченцев видит в «тейповом и родовом сознании» последних.

Не следует забывать, что чеченцы –мусульмане. Так, согласно канонам ислама мусульманин может иметь до четырех жен, если он в состоянии обеспечить им достойные условия. В современной России многоженство не влечет никакого уголовного или административного наказания, однако полигамные браки в регионах с преобладающим русским населением будут явно диссонировать с традиционно православными семейными ценностями.

Русские этнографы, изучавшие на протяжении XIX столетия население Кавказа, наделяли чеченцев весьма нелестными чертами, которые в российском обществе вызывали резкое отторжение: «подозрительность, вспыльчивость, агрессивность, вероломство, коварность, мстительность».

Уже в XX веке писатель Александр Солженицын давал чеченцам более объективную характеристику, однако и она ставит под сомнение возможность этого народа интегрироваться в российскую социальную среду. «Чеченцы нигде не пытались угодить или понравиться начальству, но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны... Они уважали только бунтарей. И вот диво — все их боялись. Никто не мог помешать им так жить. И власть, уже тридцать лет владевшая этой страной, не могла их заставить уважать свои законы», - писал Солженицын.

Тем не менее писатель Герман Садулаев утверждает, что пропасть между чеченцами и русскими не так велика. По его словам, проблемы возникают только с мажорами – детьми богатых родителей, которых сейчас много в Москве и Петербурге, но «простых, обычных чеченцев русский народ даже не знает».

Дела европейские

Проблемы с адаптацией у чеченцев возникают не только в России, но и в Европе, куда они активно мигрировали с начала 1990-х годов. Так, сотрудник службы пробации в Вене Диана Ахматова отмечает, что «суровый чеченский менталитет», сталкиваясь здесь с толерантной психологией, «отбивается от колючих объятий заманчивой европейской культуры».

По словам Ахматовой, особенно тяжело в европейских странах чеченским подросткам, которым приходится избегать компаний сверстников из-за того, что они «не соответствуют менталитету их нации». Она отмечает, что в последнее время увеличилось количество чеченских девочек-подростков в кризисных центрах Вены, где социальные работники устанавливают контакт между родителями и ребенком.

Очень часто проживающие в Европе чеченцы оказываются участниками криминальных историй. «Чеченская тема» всплывала в 2006 году в Бельгии поле драки чеченцев с местной молодежью, в 2009 году в связи с захватом чеченскими беженцами пассажирского поезда в Польше, в 2012 году - в Испании, когда уроженцу Чечни было предъявлено обвинение в подготовке теракта.

В 2005 году в норвежском городе Нордбибратен сотрудники центра для беженцев восемь раз вызывали полицию. Все дело в том, что беженцы из Чечни потребовали от персонала строго соблюдения мусульманских обычаев: запрещали им носить шорты, заставляли молиться Аллаху и всегда пропускать чеченцев вперед.

Многие европейские страны начали депортацию чеченцев в Россию, а вновь прибывшим отказывают во въезде. Среди основных причин такого решения называют агрессивное поведение кавказцев. В той же Норвегии после очередного скандала в Москву отправили 50 чеченских семей. Правозащитники хоть и навали это показательной пиар-акцией, но, тем не менее, они признают наличие такой серьезной проблемы, как интеграция выходцев с Кавказа в европейское сообщество.


 
04.03.2018


Источник: http://russian7.ru/post/pochemu-chechency-tak-i-ne-smogli-assimil/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта