Встреча В. Путина с представителями СМИ на форуме «Правда и справедливость» (стенограмма) (03.03.2018)

Владимир Путин принял участие в работе V Медиафорума «Правда и справедливость», который проводится Общероссийским народным фронтом. Президент в течение двух часов отвечал на вопросы представителей региональных и местных средств массовой информации.
В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Где бы мы с вами ни собирались, всё время везде одна и та же обстановка, как будто мы из этого зала и не выходим, в какой бы регион ни приехали. Это хорошо отчасти, потому что сразу создаёт привычную рабочую атмосферу.

Хотел бы обратить внимание на то, что это очередной форум такого рода, и считаю его очень важным. Хочу поблагодарить Общероссийский народный фронт за то, что он инициирует такие мероприятия.

Это даёт возможность не только вам между собой пообщаться, обменяться наилучшими практиками своей работы, но и довести до Общероссийского народного фронта и свои озабоченности, и свои надежды. Соответственно для меня, для моих коллег, для Администрации Президента это тоже очень важно, поскольку есть такая прямая обратная связь.

Она для нас очень важна, уже много раз говорил об этом, и ничего здесь секретного нет. Вы как раз те люди, которые на передовой находитесь, работаете непосредственно с людьми, лучше всего знаете и чувствуете, что происходит на территориях, а это, по существу, самое главное, потому что за вами в прямом смысле слова вся Россия.

Хочу вас поприветствовать ещё раз, и давайте, как и было на нашей предыдущей встрече, поговорим о тех вопросах, которые вас волнуют и которые вы считаете важными, принципиальными и первоочередными.

Пожалуйста.

О.Тимофеева: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Здесь на самом деле вся страна, журналисты из всех территорий России. Но эти люди немного больше, чем журналисты, потому что своими сюжетами, статьями в региональных газетах, постами в блогосфере они поменяли ситуацию, заставили власть услышать там, где она не желала слышать обычных людей.

Вы говорите, что мы собираемся из года в год, мы действительно здесь пятый раз. Мы поменяли, правда, площадку: сегодня – Калининград, неформальная столица региональных средств массовой информации.

Но хочу сказать, что за это время многое поменялось, потому что наша площадка – это не просто « выдох пара» , когда Вам рассказывают о проблемах, говорят о путях решений. Это Ваши прямые поручения.

На 21-й кнопке появились региональные каналы. Очень большая сумма, 550 миллионов, ушла на поддержку региональных печатных СМИ. Сегодня мы говорим о том, что увеличиваем бегущую строчку для того, чтобы региональные каналы выжили.

Но и много Ваших поручений, которые потом звучат и выходят после нашего Медиафорума, реально меняют жизнь в стране, меняют законы, закладываются деньги в бюджеты. Это крайне важно, почему мы здесь сегодня собираемся.

По Вашему поручению несколько лет работает Центр правовой поддержки журналистов. Конечно, критика, разоблачения никому, наверное, не приносят хорошего, особенно власти, поэтому зачастую иногда мы сталкиваемся с неадекватной реакцией.

Мы защищаем журналистов, которых лишают аккредитации, увольняют, которых не хотят просто слышать. Это в том числе Ваша заслуга, потому что Вы поручали нам создать этот центр. Мы действительно отстаиваем их интересы в судах.

Впервые за эти годы партнёром Общероссийского народного фронта, это тоже наше новшество, кроме места дислокации стал и Союз журналистов России.

Слово моему коллеге, партнёру Владимиру Соловьёву.

В.Соловьёв: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!
Союз журналистов России не менее активно защищает членов нашего журналистского сообщества. И, действительно, впервые в этом году Народный фронт и Союз журналистов России вместе проводят этот Медиафорум. Это оказалось очень хорошим опытом.

Мы позавчера наградили несколько сотен победителей сразу двух конкурсов. Они почти все здесь находятся, в этом зале. В их работах отразились многие проблемы, присущие нашей стране и нашему обществу. Мы все их будем изучать. Думаю, что этот хороший опыт мы продолжим и вместе с Народным фронтом продолжим проводить такие форумы и дальше.

Союз журналистов России, крупнейшая в стране и одна из крупнейших в мире творческих общественных организаций, находится в состоянии реновации, в состоянии перезагрузки. Надеюсь, нашей команде удастся сделать так, чтобы Союз журналистов стал достойным членом гражданского общества нашей страны.

В этом году Союзу журналистов России исполняется 100 лет. Мы хотим достойно отметить эту дату. И хочу, Владимир Владимирович, пригласить лично Вас на этот юбилей, который мы будем отмечать в ноябре в Москве.

Ещё хочу передать Вам очень большую благодарность от многих членов нашего журналистского сообщества за поддержку инициативы о создании почётного звания « Заслуженный журналист России» .

Больше 20 лет не удавалось пробить это звание нашим коллегам. Сейчас уже что-то получается, процесс пошёл. Мы каждый день получаем от наших коллег письма и звонки с поддержкой этой инициативы.

О.Тимофеева: На что были три дня форума, который здесь проходил? Это три дня обсуждений разных проблем: региональных, проблем журналистов. Но мы впервые поменяли формат, мы обсуждали все вместе – с политологами, представителями всех территорий – Ваше Послание России.

Что услышали для себя? Да, рубежное, важное, о людях и для людей. Но услышали и увидели для себя план действий, что нам всем вместе, большой командой жителей страны, нужно сделать, чтобы двигаться вперёд.

И для нас, для Общероссийского народного фронта, очень престижно, что мы дальше проанализируем Послание, предложим своё видение, как его быстро реализовать вместе с обычными жителями, потому что журналисты, которые здесь, – просто обычные жители страны со своих территорий.

И, если возможно, у нас несколько блоковых вопросов по Посланию, несколько смысловых – по профессии, по журналистским вопросам. И, как всегда, традиционно для Медиафорума, мы закончим блицем – короткими вопросами, лаконичными, которые сформулировали наши журналисты. Они очень жёсткие, но интересные, на наш взгляд; главное, надеюсь, будут очень интересные ответы.

Начнём, конечно, с медицины. Вы накануне нас всех, всю страну пригласили вступить в клуб «80 плюс». И конечно, загорелись глаза, мы хотим быть живыми, здоровыми. Мы все, сидящие в зале, не просто журналисты, но и граждане, пациенты, потому что, к сожалению, мы болеем.

Но, конечно же, говорить о доступности медицины, о том, что мы здоровы, очень сложно, когда в регионах поликлинику чтобы найти, особенно на селе, нужно ехать 200, порой 300 километров. К сожалению, это есть, и Вы об этом говорили.

И мы услышали прямое поручение Общероссийскому народному фронту – находиться в контакте с людьми, контролировать ситуацию. И услышали чёткий план действий, что сегодня медицина действительно придёт в маленькие населённые пункты.

Но вопрос: как скоро и где всё-таки возьмём кадры? Потому что построить поликлиники и ФАПы хорошо, но нужны именно профессиональнейшие люди.

В.Путин: Если можно, два слова скажу по поводу того, что ваш коллега только что произнёс, и связано это с признанием важности, общественным признанием труда журналистов.

Не мне вам говорить, это творческая профессия, и очень много примеров в мировой журналистике, когда очень трудно отличить журналистику от литературного творчества, это во-первых.

Во-вторых, журналистика всегда на пике общественного интереса, на пике общественных проблем. И вклад журналистов в решение этих проблем – сейчас не буду всё перечислять: от ЖКХ до коррупции и так далее – чрезвычайно важен.

И, наконец, есть совершенно уникальные примеры мужества, личного мужества, когда журналисты работают в горячих точках.

Это естественно, если общество будет обращать на всё это внимание и соответствующим образом оценивать. Так что мы эту вашу инициативу обязательно доведём до логического завершения, поставим точку и будем практиковать присвоение этих почётных званий.

В.Соловьёв: Спасибо.

В.Путин: Теперь по поводу…

О.Тимофеева: Поликлиники в сёлах.

В.Путин: Да, пожалуйста, есть какие-то вопросы? Или это уже вопрос и есть?

О.Тимофеева: Поликлиника в селе. Как скоро реализуем? И кадры.

В.Путин: По-моему, информация ещё не появилась, уже вчера Правительство приняло решение о дополнительном финансировании этого вопроса, причём по нескольким направлениям.

Первое. Дополнительно в 2018 году выделено, по-моему, 1,2 – около 1,3 миллиарда рублей на создание фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов на селе.

Второе. Выделено 2,5 миллиарда рублей дополнительно для создания передвижных медицинских пунктов обслуживания на закупку транспорта, на приобретение соответствующего оборудования и так далее.

И выделены дополнительные средства на подготовку кадров. Думаю, что всё это вместе сможет нам помочь двигаться в том направлении, о котором я говорил применительно к небольшим населённым пунктам, которые несправедливо оказались в достаточно сложном положении. Работа начнётся прямо сейчас.

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, кроме строительства новых поликлиник, конечно, нужно восстанавливать и тот фонд, который есть, потому что со многими поликлиниками в стране, как Вы знаете, просто беда, особенно в регионах.

Что происходит с той интересной инициативой, которая называется «Бережливая поликлиника»? У нас есть вопрос от нашей коллеги из Ставрополья.

Пожалуйста.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Коллеги!

Я – журналист из Ставрополя, как уже было сказано; представляю медиахолдинг АТВ. Я журналист, но прежде всего я мама, у меня двое маленьких детей. Самому маленькому не так давно исполнился год, и я регулярно бываю в поликлинике.

Пойти в поликлинику с двумя маленькими детьми – это отдельное приключение, потому что нам приходится путешествовать по этажам часами, чтобы обойти специалистов, с грудным ребёнком на руках, а он немаленький. И огромное количество других детей вокруг. Это занимает много времени, чтобы обойти специалистов, сдать кровь. Это очень тяжело.

Понятно, что строятся новые поликлиники, очень современные, но что делать, действительно, со старыми? Они нуждаются в модернизации. Что с ними делать?

В.Путин: Да, Вы правы абсолютно. У нас уже начался эксперимент по так называемой бережливой поликлинике.

«Бережливой» не в смысле сбережения имущества и денежных средств, а сбережения как раз здоровья и времени тех, кто пользуется услугами этих поликлиник.


Такие эксперименты проводятся, кстати, здесь, в Калининграде. И мне только что губернатор Антон Андреевич рассказывал о том, как идёт эта работа в нескольких десятках учебных заведений.

Такой же эксперимент проводится, по-моему, в Ярославле и Севастополе. И он идёт успешно. Это, прежде всего связано, с лучшей организацией работы в медицинском учреждении.

Сейчас только говорил о принятом решении в отношении развития медицинской помощи на селе. Вчерашним же решением

Правительства принято соответствующее решение о выделении дополнительных на 2018 год 10 миллиардов рублей для переоснащения (Вы сказали о проблеме с детьми) детских поликлиник в стране и детских поликлинических отделений в детских больницах.

Поэтому надеюсь, что с мёртвой точки это всё сдвинется. Это дополнительные деньги. Кроме того, ещё программой предусмотрено соответствующее развитие этой поликлинической помощи, в том числе и цифровизация.

Там, где я был, а я был в нескольких лечебных заведениях подобного рода, действительно работа организована очень по-современному и реально помогает людям справляться с теми бытовыми трудностями, о которых Вы сказали. Будем двигаться по этому пути.

В.Соловьёв: Будем надеяться, что почти у всех здесь присутствующих теперь появятся шансы попасть в тот самый заветный клуб «80 плюс», если так будет идти работа.

В Послании Вы говорили и о современных методах диагностики, и о профилактике, и, по сути, объявили всероссийскую битву с онкологическими заболеваниями. На эту тему у нас есть вопрос от нашего коллеги из Дагестана, а Дагестан, кстати, – это край долгожителей.

Е.Еськина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Елена Еськина, я журналист ГТРК «Дагестан». Как ни странно, но я тоже мама двоих детей.

В.Путин: Что странного? Молодая, красивая девушка.

Е.Еськина: Просто до этого была девушка, у неё двое детей – у меня тоже двое детей.

Меня очень волнует здоровье моих детей, сохранение этого здоровья. Меня волнует и здоровье моих родителей, которые уже в довольно взрослом возрасте. Хочу, чтобы у них был доступ к своевременному, качественному бесплатному обследованию.

Для этого, как Вы сказали вчера в своём Послании, конечно, необходимо полностью менять нашу российскую систему здравоохранения. Абсолютно с Вами согласна. Вы совершенно точно и верно это сказали.

Если брать наш регион, Дагестан, то я могу смело сказать, что у нас очень много людей, которые могут годами не ходить в поликлинику. И отсюда у нас такая плачевная статистика с ростом числа онкологических заболеваний, которые выявляются именно на последних стадиях.

Ведь нужно что-то менять, нужно менять что-то в сознании людей, воспитывать в них, наверное, ответственность за своё здоровье. И параллельно ведь нужно что-то менять и в нашей системе здравоохранения, создавать новую систему, там, где акцент именно будет сделан на профилактике и предупреждении заболеваний, а не лечении. Поэтому у меня предложение – создать эту новую систему здравоохранения, новый образец, что ли.

И вопрос: готовы ли Вы к этому? Может быть, в свете этих событий есть смысл Министерство здравоохранения переименовать в Министерство здравосохранения?

В.Путин: Здравоохранение, охранение, сохранение – давайте мы не будем жонглировать словами. Дело ведь не в этом, дело в том, чем мы это наполним с вами, во-первых.

Во-вторых, что значит, поменять всю систему? Нам нужно совершенствовать то, что есть. В принципе у нас прогресс заметный в области здравоохранения по очень многим направлениям, причём, скажем, кардиология абсолютно на мировом уровне находится. И результат есть, потому что у нас существенно снижается смертность по этому виду сердечно-сосудистых заболеваний и вообще сосудистых заболеваний.

А с онкологией есть проблемы: улучшение есть, оно тоже есть, позитивная динамика есть, но она не такая, как, скажем, в кардиологии, сосудистой хирургии и по некоторым другим направлениям. Поэтому я на это и обратил внимание. Собственно, специалисты всё это знают, здесь никакой тайны нет.

Связано это в том числе с тем, о чём Вы сказали, со своевременным профилактическим осмотром, которого действительно нет, и нужно его воссоздать. В советские времена у нас практически все чуть ли не в явочном порядке, начиная со школ, проходили профилактические осмотры. В 1990-е – в начале 2000-х годов вся эта система развалилась.

Больше Вам скажу, Вы знаете, что произошло, не скрою, в том числе и по моей инициативе? Мы начали восстанавливать эту систему, Министр здравоохранения, ещё прежний Министр, Татьяна Алексеевна Голикова пришла как-то и говорит: «Мы начали это делать, выявили то-то и то-то, а теперь непонятно, что с этим делать; не готовы к такому объёму работы, просто средств нет, кадров не хватает. Но это надо делать, постепенно всё это нужно восстанавливать».

Что касается онкологии, то здесь очень важна, конечно, ранняя диагностика, специалисты, конечно, это хорошо знают. Чем раньше выявление, тем больше шансов на излечение. У нас есть хорошие примеры. Мы создали замечательный, международного уровня, даже превосходящий по отдельным направлениям международный уровень, Центр детской онкогематологии Димы Рогачёва.

Шикарный центр, это не просто лечебное заведение, это научный центр и лечебный, там и мамы рядом живут детей, которые там лечатся. Почти 100 процентов выздоровлений, 99 процентов уже, по-моему, или 98. У нас такого не было никогда результата. Но он есть, мы его добились – значит, можем. Систему надо создавать. Будем делать это как можно быстрее.

Почему я об этом сказал? Если не сконцентрировать на этом ресурсы и административные, и финансовые, то результата не будет.

Поэтому я и сказал о том, что нам нужно создать специальный план. Правительство должно будет на будущее подготовить специальный план по борьбе с онкологией, который должен в себя включать все меры: это и профилактический осмотр, это и переоснащение онкоцентров, больниц, переподготовка кадров, это должна быть комплексная совместная общенациональная задача и работа. Уверен, что результат будет положительным.

Е.Еськина: Мы тоже очень уверены. То есть Вы говорите, Вы уверены, что профилактика – это наиболее короткий путь к лечению любого недуга, пусть даже и социального. В принципе сейчас на примере Республики Дагестан мы можем наблюдать, как довольно-таки слабая профилактическая работа в борьбе с таким недугом, как коррупционная зависимость у чиновников, сегодня уже вылилась в хроническую форму. В принципе Вы и руководитель нашей республики Владимир Васильев вынуждены уже «лечить» Дагестан – и довольно жёстко.

В.Путин: Я же говорил, что журналистика и литературное творчество рядом.

Е.Еськина: У меня вопрос, Владимир Владимирович. Скажите, пожалуйста, честно – дагестанский народ очень обеспокоен: тот масштаб и та динамика, которые мы сегодня наблюдаем в борьбе с коррупций в Дагестане, искоренения так называемой клановости в регионе, продолжатся после выборов?

В.Путин: Всё, что делается, делается в интересах народа Дагестана, и это будет продолжено.

Е.Еськина: Спасибо.

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, разрешите, чтобы закончить с темой медицины, одну уточняющую цифру? Мы видим реально Послание в действии, уже есть реально огромные миллиарды, выделенные на нужные для страны направления. Спасибо Вам огромное за это.

В декабре Вы говорили, что на паллиативную медицину, дорогостоящие лекарства для тяжелобольных средства выделите. Нет ли во вчерашнем постановлении и этих цифр?

В.Путин: Есть – 4,3 миллиарда дополнительно на приобретение лекарств, приобретение обезболивающих, переподготовку врачебных кадров.

О.Тимофеева: Тогда продолжим темой «Образование».

В.Путин: Ещё есть одно решение – 2,5 миллиарда, по-моему, на подготовку специалистов. Это выделены деньги на приобретение тренажёров для обучения медработников при проведении сложных или каких угодно операций, это один из таких очень востребованных современных способов подготовки медицинских кадров, – 2,5 миллиарда. Тем более что у нас в некоторых регионах, скажем, в Татарстане, где я недавно был, начали сами производить эти тренажёры, причём очень хорошего высокого уровня.

О.Тимофеева: Вы плавно перешли к образованию. Вчера было Послание, но, оказывается, Послание было и для школьников, потому что все они вчера получили так называемый билет в будущее. У нас есть журналист из Тамбовской области со своим вопросом.

Е.Поляков: Добрый вечер, Владимир Владимирович!
Евгений Поляков, Тамбовская область, город Мичуринск, газета «Мичуринская мысль». Мне 24 года, у меня пару дней назад родился сын.

В.Путин: Поздравляю Вас. (Аплодисменты.)
Вы молодец, что сказали об этом, чтобы девушки не задавались. (Смех.)

Е.Поляков: Также у меня есть три младших брата. И уже сейчас я обеспокоен их будущей профессией, образованием.

Как мне рассказывал мой папа, в Советском Союзе действовали так называемые учебно-производственные комбинаты. Сейчас уже давно такого нет. Но вчера во время своего Послания Вы упомянули о новом проекте «Билет в будущее». В связи с этим хотел бы спросить: как современные школьники со всей России смогут получить так называемый билет в будущее и что он им даст?

В.Путин: Во-первых, это просто одна из программ в дополнение к тому, что уже делается по этому направлению. В обязательную программу введён целый предмет «Технология», который направлен как раз на раннюю профориентацию.

Кроме этого, мы начали восстанавливать межшкольные объединения, где тоже происходит профориентация. Есть и возможность пройти подготовку в колледжах, в которых одновременно даётся и среднее образование.

То есть такой набор ранней профориентации, мер ранней профориентации возрастает. А то, о чём я говорил вчера и Вы сейчас вспомнили, – это дополнение к общим мерам, направленным на раннюю профориентацию школьников.

Что это такое? Мы предполагаем выделить на это один миллиард в текущем году, и где-то около 100 тысяч школьников от шестого до 11 класса должны будут, – не должны, а если захотят, думаю, что многие захотят, – пройти какую-то стажировку в наших ведущих учреждениях, ведущих промышленных предприятиях, так, чтобы ребятам было интересно, и наши ведущие предприятия могли бы сориентироваться по поводу того, кого бы они хотели видеть на своих производственных площадках.

После этой ранней ориентации будущий абитуриент мог бы поступить либо в колледж, либо в какое-то среднее учебное заведение, либо в высшее с ориентацией уже на свою будущую профессию. Собственно говоря, на это эта инициатива и направлена. Если она пойдет так, как мне бы хотелось, мы ее расширим, будет не один миллиард в 2019 году, а больше, и будет не 100 тысяч школьников, а 200, 500 тысяч.

О.Тимофеева: Россия постепенно становится страной больших возможностей и новых социальных лифтов. Уже состоялся первый конкурс «Лидеры России», и осуществляется множество разных проектов для молодых строителей, рабочих, предпринимателей, волонтеров, для тех же школьников и студентов, о которых мы сейчас говорили.
Наш коллега из Владимирской области, уверен, наверняка будущий лидер тоже, один из лидеров России, хотел бы сказать о своих предложениях, о том, как в нашей стране создавать корпус настоящих профессионалов своего дела.

Н.Ефимов: Добрый вечер, Владимир Владимирович.

В.Путин: Здравствуйте.

Н.Ефимов: Никита Ефимов, Владимирская область, город Вязники, газета «Маяк».

Действительно, «Россия – страна возможностей», эта платформа, скажем так, включала много всего: «Я – профессионал», олимпиада «Наставники», «Лидеры России». В этом конкурсе активно участвовали наши замечательные молодые управленцы Владимирской области.

И это же всегда профессиональный рост, это всегда творческий рост, личностный рост, новый опыт, новые знания. И как бы глаза загораются. И кроме всего это еще и социальный лифт для тех, кто неравнодушен и хочет что-то менять к лучшему в какой-то сфере или в каком-то месте.

В связи с этим вопрос. Как-то, может быть, подумать и сделать этот проект «Россия – страна возможностей» социальным институтом, который будет постоянный. Уже известно, что конкурс «Лидеры России» будет проводиться каждый год. А будут ли другие проекты в этом направлении тоже регулярными?

Если позволите, второй короткий момент. Вы, общаясь с финалистами конкурса «Лидеры России», сказали, что на некоторых из них уже есть конкретные планы. Правда ли это?

В.Путин: Смотрите, во Владимирской области моря нет, а «Маяк» есть. Здорово.

Н.Ефимов: И нефти, и газа нет, а творческие, талантливые люди тоже есть.

В.Путин: Конечно. А творчество и талант с нефтью и газом напрямую не связаны. Значит, «Лидеры России» – это только один из инструментов создания так называемых социальных лифтов.

Мне бы очень хотелось, чтобы эти социальные лифты работали у нас по всей стране, и чтобы была создана надежная, функционирующая на всей территории страны система выборки кадров.

В советское время все это шло по линии КПСС, начиная от всяких бюро, дальше райкомов, обкомов, ЦК. Вы знаете, с одной стороны, это была замкнутая система, но была система, и она генерировала в целом по стране кадровый потенциал.

А в наше время ничего подобного нет и нет системы отбора – вот что печально. Но мы не можем вернуться в какую-то замкнутую партийную составляющую этого процесса. Он должен быть широким, не политизированным, должен быть максимально разбюрокраченным. Как это сделать?

Мы уже на протяжении нескольких лет пытаемся ее создать. Это не только конкурс «Лидеры России». И по линии АСИ вместе с Правительством такие структуры создаются. Обратите внимание, у нас даже соревнования, которые мы проводим, – WorldSkills или наши национальные соревнования в сфере рабочих профессий – это ведь тоже способ поиска талантливых людей, которые способны на достижение высоких результатов и которые нужны стране.

Очень важно, чтобы это было не «позвоночное право», как в советское время говорили, не по звонку чтобы отбирали, а по личным и деловым качествам.

Я действительно встречался с этими, в основном молодыми людьми. Вы знаете, действительно любо-дорого посмотреть. Реально талантливые, перспективные люди, некоторые из них уже добились серьезных результатов.

По поводу того, что на них, в хорошем смысле этого слова, «глаз положили». Да, это так. И я знаю, что некоторых уже намерены пригласить, причем на очень высокие позиции и в Правительстве, и в региональные структуры, и в наши крупнейшие компании. Думаю, в ближайшее время это произойдет.

О.Тимофеева: Вы знаете, значительный блок Послания накануне касался проблем экологии. И в работах, которые присылали сюда журналисты, сидящие в зале, было все: и вырубка леса, и черный снег, и то, что чиновники не хотят создавать «зеленые щиты», и где-то у нас лоббизм власти, бизнес-сообщества, всего на свете.

Большое Вам спасибо за то, что Год экологии прошел. Но мы понимаем, что нам десятилетия еще решать все эти проблемы всем вместе.

Когда вчера обсуждали, наверное, общее мнение журналистов было одно – нам нужны жесткие законы в этой сфере. Слово моей коллеге из Новгородской области.

Е.Кулешова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Елена Кулешова, Первое антикоррупционное СМИ.

Проект о переносе полигонов за городскую черту, о рекультивации свалок прекрасен. Мы его все одобряем, действительно, это прекрасная инициатива, но возникает вопрос: хватит ли у страны денег для того, чтобы все эти свалки рекультивировать?

Понимаете, проблема-то в том, чтобы не перенести мусор с одного места на другое, а чтобы с помощью инновационных технологий переработать этот мусор. Есть ли у нас такие технологии? Есть ли у нас финансы? Есть ли у нас возможности для этого? И как быстро мы сможем это сделать, потому что время уже поджимает.

И второй момент, о котором упомянули. Да, действительно, мусор сам не появляется, он из космоса не прилетает и пешком не приходит. Люди его приносят. Поэтому есть ли в планах ужесточение наказания за нарушение экологического законодательства, увеличение штрафов? Потому что в случае, допустим, с нарушением ПДД увеличение штрафов сработало, меньше стали нарушать. Что Вы на это скажете?

В.Путин: Что касается повышения ответственности, то у нас с этим, как в народе говорят, «не заржавеет». Это самое простое. И сейчас в Госдуме находится соответствующий законопроект, по-моему, второе чтении уже прошел.

Это будет сделано, и в данной ситуации это правильно. Это нужно сделать. Но просто ужесточать ответственность недостаточно, нужно включать совершенно другие, в том числе экономические механизмы решения проблемы.

Вы абсолютно правы в том, что нельзя взять свалку, с одного места перетащить на другое или ее закрыть и тут же рядом начать что-то другое сваливать. Здесь нужна комплексная работа, комплексный подход. В чем он должен заключаться?

Во-первых, нужно прозрачно принимать решения об этих полигонах. Ясно совершенно, что это должно быть вдали от мест проживания людей. Но мы должны понять в то же время, что тогда это будет просто дороже. Надо это понимать, это же ниоткуда не возьмется.

Или это нужно будет субсидировать, или соответствующие сборы вводить, или повышать имеющиеся. Надо просто реально смотреть на вещи. Это второе.

Наконец, третье, и самое главное. Нужно выработать целую систему работы с этими отходами, нужно создавать соответствующие комплексы по раздельному сбору, причем делать это поэтапно. На первом этапе не запрещать сваливать туда картон, бумагу и так далее. Кстати говоря, этот план уже отработан.

На втором этапе – автомобильные шины. На третьем этапе, и такое решение уже тоже принято, запретить сваливать отходы бытовой техники, где есть различные вредные составляющие компоненты. Создать такую технологию раздельного сбора и, конечно, перерабатывать.

Хватит на это денег или нет? Если просто из бюджета финансировать, совершенно точно не хватит, да и нигде в мире так не делается. Это нужно превращать в целом в доходный бизнес, привлекать туда инвестиции, создать условия для того, чтобы туда пришли эти инвестиции.

Только эти условия, конечно, должны быть понятными, прозрачными, рыночными и не жульническими. Это совершенно очевидно.

В этой связи, конечно, очень важно, чтобы и такие издания, как Ваше, за этим внимательно наблюдали, и Общероссийский народный фронт, чтобы мы действовали по понятным, прозрачным обществу процедурам и правилам. То есть это должна быть комплексная работа, мы так должны ее выстроить. Так и будем делать.

В.Соловьев: В стране собран небывалый урожай в прошлом году. Он оказался даже больше, чем в самые богатые урожайные годы в Советском Союзе. Но с переработкой и сохранением всего этого богатства у нас возникают проблемы в разных регионах страны.

Краснодарский край – одна их житниц России. И коллеги, которые там работают, замечают каждый день эти проблемы. Вопрос от нашей коллеги из Краснодарского края, из газеты «Рассвет».

И.Свердлюковская: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, коллеги! Инна Свердлюковская, редактор районной газеты «Рассвет» из Краснодарского края.

Кубань – регион-труженик. Кубань вносит достойный вклад, ежегодно получая рекордные урожаи, собирая много-много зерна.

Но хочу сказать о том, что Россия, являясь сегодня крупнейшим экспортером зерна, семечки, все-таки имеет проблему их переработки.

Огромное спасибо хотелось бы Вам сказать, Владимир Владимирович, за то, что Вы поблагодарили вчера в Послании наших крестьян за большие и высокие урожаи. Это очень нужно нашим людям, труженикам. Они благодарны Вам за это.

Хотелось бы отметить, что мы готовы выполнять и дальше следующие задачи, но нужна поддержка в том, чтобы была принята государственная программа по поддержке переработки. Чтобы сельхозпредприятия, которые перерабатывают сельскохозяйственную продукцию, получали бы государственную дотацию, в том числе и крупные предприятия, и крестьянско-фермерские предприятия, и личные подсобные хозяйства.

Еще раз обращусь к Вашему Посланию. Вы вчера сказали, что переработка – важный вопрос, и нужно помогать тем, кто готов и хочет заниматься переработкой на месте. Если бы это было сделано, это было бы здорово.

В.Путин: Во-первых, это уже делается. Мы направляем достаточно заметные субсидии как раз на поддержку тех, кто занимается переработкой. Действительно, 134 миллиона тонн – это вообще немыслимая когда-то цифра для еще Советского Союза даже. Мы стали первыми в мире по экспорту пшеницы и вторыми в мире по экспорту зерновых. Это тоже фантастика, такая, как оружие, о котором я вчера говорил.

Но переработка нужна. Наши турецкие друзья являются чуть ли не первыми в мире по производству муки. В значительной степени это на нашем зерне делается. И конечно, нужно производить максимум продуктов, которые можно производить у нас – клейковину и так далее. Очень много продуктов, которые можно производить на месте. А мы, кстати, повторяю, субсидируем и будем продолжать субсидирование.

Но еще лучше, если изначально то, что производится по зерну, скажем, будет нацелено на развитие животноводства. Это будет уже следующий передел, что называется. Нам нужно решить вопрос по говядине в ближайшие годы для закрытия собственного рынка, и увеличивать это производство, в том числе и на экспорт. Я же вчера сказал, мы планируем в самое ближайшее время продавать больше, чем закупаем.

Вы знаете, я еще года полтора, по-моему, назад или два с восторгом говорил о том, что мы продали сельхозпродукции столько же, сколько вооружений, на 15 миллиардов долларов продали. А в этом году и в прошлом сельхоз году мы уже продали оружия на те же 15, а предприятия АПК продали свою продукцию на внешний рынок более чем на 21 миллиард долларов. То есть тенденция нарастает.

Нам, конечно, нужно заниматься переработкой. Повторяю, мы это делаем, но я вчера об этом тоже упомянул, именно для того, чтобы выйти как раз на то, что Вы предлагаете. Нужна программа по поддержке этой переработки. Скоро у нас будет встреча с сельхозпроизводителями, думаю, мы на все эти темы поговорим и обязательно выйдем на какие-то решения.

О.Тимофеева: Если возвращаться к Посланию, вчера все прильнули к экранам, и впервые было продемонстрировано видео, продемонстрированы кадры уникальных разработок новейшего высокотехнологического оружия, оборудования. Мы начали смотреть в интернете, возможно ли это? И что это такое? Заинтересовало, поверьте, всех.

Надеюсь, государственную тайну мы не выдали, но узнали очень много нового. Хотелось реально аплодировать нашим ученым, инженерам, инструкторам, всем тем, кто это изобрел и сделал. В связи с этим у нас есть предложение на эту тему. Слово моему коллеге из московского издания «Порайону.ру».

И.Анохин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Иван Анохин, город Москва, сетевое издание «Порайону.ру».
Мы вчера, думаю, всем миром смотрели с замиранием сердца эти ролики про ракеты, это было просто супер, гордость берет за ученых, инженеров, кто это сделал.

И вопрос на самом деле простой: возможно ли в обозримом будущем эти передовые военные технологии применить в наше мирное время в нашей повседневной жизни? Может быть, для повышения качества жизни людей?

В.Путин: Вы знаете, расскажу Вам историю, откуда взялся тезис, когда я благодарил наших ученых, инженеров, рабочих за результаты их работы. Тайны тоже никакой здесь не раскрою.

Когда закончилась работа по одному из этих комплексов, в том числе по «Авангарду». Это очень грозное оружие межконтинентальной дальности, не летящее по баллистической траектории в плотных слоях атмосферы, и просто с невероятной скоростью – свыше 20 Махов. Свыше 20 Махов! Я попросил принести мне список людей, которых нужно отметить и наградить.

Мне принесли несколько листов, где убористом шрифтом (убористым!) были не люди, а предприятия, научно-исследовательские институты и конструкторские бюро. Я перелистал и говорю: «Это что такое?» А мне главный конструктор говорит: «Это наша кооперация. Если не было бы одного из них, изделие бы не состоялось».
Вы понимаете, даже я осознал в этот момент очень важную вещь, которая заключается в том, что мы не утащили где-то что-то и что-то с чем-то свинтили, а это результат работы научной сферы, конструкторских бюро и производственных предприятий чуть ли не по всей стране. Это десятки предприятий и тысячи работающих.

Это значит, что у нас есть такой огромный, работающий, генерирующий конечный продукт комплекс, который включает в себя и науку, и образование, и кадры, и современные производственные мощности. Это же все современное.

Это вселяет в нас надежду на то (теперь к Вашему вопросу возвращаюсь), что все это может быть использовано и применено и в гражданских отраслях производства. Я вчера тоже об этом сказал. Конечно, нужно этого добиваться, мы к этому будем идти. Не все, наверное, сразу можно будет использовать, так же как в свое время атомный проект реализовывался, ракетный.

Ракетный проект чем закончился, какая диверсификация была? Полет в космос, в конечном итоге – выход человека в космос, Юрий Гагарин полетел.

Смотрите, я вчера говорил о двух новейших комплексах – это ракета глобальной дальности и необитаемый подводный аппарат.

И тот, и другой на современных атомных энергоустановках работают. Подводный аппарат, повторю, что было сказано вчера, в 100 раз меньше объем, чем на современных атомных подводных лодках, и в 200 раз он быстрее выходит на боевую мощность, то есть набирает максимальную мощность. В 200 раз быстрее, чем атомная установка современных атомных подводных лодок. И при этом разгоняется, даже цифру не хочу называть, быстрее всех надводных сегодняшних кораблей.

Невероятно! Конечно, это можно будет использовать.

Или тот же комплекс «Авангард», о котором я говорил. Действительно, фантастика, идет со скоростью 20 Махов в плотных слоях атмосферы, идет действительно, как метеорит, температура на поверхности изделия 1600–2000 градусов по Цельсию, и он управляется, на тысячу километров уходит влево, вправо, вниз, вверх, все работает.

И это значит, что, во-первых, сигнал проходит. Во-вторых, о чем я сейчас хочу сказать. Это стало возможным после того, как появились современные материалы. Без современных материалов это было бы невозможно. Мы же работали над ним долго.

Я об этом сказал еще, как Вы заметили, в 2004 году, а сейчас 2018 год. И в других странах, мы знаем, тоже пытались это сделать.

Судя по всему, пока не получается в силу различных причин, о которых я только что сказал. А у нас получилось. Материалы есть.

Конечно, их можно использовать.

Или лазерное оружие, о котором упомянул по-тихому, в конце. Знаете, это фантастика какая-то, гиперболоид инженера Гарина. Мы все помним, читали, наверное, в детстве. Но это произошло в действительности. Конечно, можно эти технологии использовать.

Или мы возобновили производство Ту-160 – сверхзвукового военного самолета, ракетоносца. Конечно, можно из него сделать гражданскую версию. Я уже говорил с авиастроителями, они говорят: «Да, конечно, нужны дополнительные исследования, дополнительные проработки». Но при наших расстояниях, когда мы от Москвы до Владивостока летим дольше, чем от Москвы до Нью-Йорка, конечно, это будет востребовано, даже несмотря на возможную на первом этапе дороговизну билетов.

Все это можно делать, и обязательно будем делать постепенно, но будем точно. Задел есть – вот что важно. Есть кому это делать – это чрезвычайно важно. Будем, конечно, обязательно.

О.Тимофеева: Если можно, тогда в мирное русло.

В прошлом году на таком Медиафоруме мы говорили о проблеме нехватки средств в культуре. И были действительно увеличены Ваши президентские гранты до восьми миллиардов рублей. Мы добились, что они были заложены в бюджет.

Накануне, Вы только что сказали о Владивостоке, мы тоже в Послании услышали о городе Владивостоке. В связи с этим родился вопрос. Слово моему коллеге из ГТРК «Алтай», Алтайский край.

М.Беднаржевский: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Вопрос мой короткий, как вишенка на торте, наверное. Во Владивостоке появится первый многофункциональный культурный центр. Это будет первый регион, первый город. Какой следующий?

В.Путин: Поскольку мы в Калининграде находимся, губернатор уже, пока мы здесь с ним передвигались в ходе сегодняшних мероприятий, этот вопрос задал.

Думаю, что мы в Калининграде сделаем обязательно, это все-таки анклавный регион России, и нужно помочь людям иметь доступ к нашим основным художественным ценностям. Поэтому – Калининград, и, конечно, это нужно делать в Сибири. Надо выбрать. И не один, может быть.

Вообще, по большому счету, лучше это делать, наверное, мы на это и выйдем, в каждом федеральном округе. А где конкретно в каждом федеральном округе, это мы выберем, в том числе и в ходе консультаций с общественностью.

Хочу пояснить, извините, пожалуйста, откуда это взялось, сама идея. Когда мы в Питере с Валерием Абисаловичем Гергиевым говорили о развитии того, что он делает во Владивостоке, выяснилось… Я просил их, допустим, открыть там училище, филиал Вагановского хореографического училища.

Выяснилось, что театр-то есть, но подготовка кадров невозможна, потому что никак местные власти не могут найти подходящего помещения. Там же специализированные вещи нужны. Нет базы для подготовки музыкальных кадров, нет художественной школы своей нормальной, нет нормального выставочного пространства.

Так постепенно, постепенно мы с ним пришли к выводу о том, что нужно комплексно решать эту проблему в некоторых регионах, там, где этого просто нет или недостаточно.

Вот, собственно, отсюда взялась эта идея, и поэтому как первый пункт возник Владивосток, как бы естественным образом в ходе дискуссии, но потом я подумал – почему только Владивосток? Вы правы, конечно. И в конечном итоге мы будем делать это во всех федеральных округах, и в Сибири совершенно точно. Но посмотрим, где конкретно. Хорошо?

В.Соловьев: Владимир Владимирович, хоть я и возглавляю Союз журналистов России, не случайно взялся вести эту нашу встречу. Бывших журналистов, как и бывших разведчиков, не бывает. Хотел поговорить с Вами о статусе нашей журналистской профессии. И этот статус за годы перемен значительно снизился.

Мы с вами хорошо помним, как в те далекие советские, уже почти легендарные времена герои почти любой критической статьи чувствовали себя очень неуютно. Чиновники почти любого уровня могли положить на стол партбилет и вылететь с работы.

А сегодня сколько не пиши критических статей, сколько не снимай критических репортажей, о действенности говорить очень сложно.

И чтобы повысить действенность нашей профессии, Союз журналистов хотел бы предложить несколько инициатив. В частности, законодательным образом ввести административную ответственность чиновников за отказ в аккредитации, непредставление положенной по закону журналистам информации, затягивание ответа на критические статьи.

Кроме того, Государственная Дума никак не может принять закон о дополнительном страховании наших коллег, которые работают в зонах боевых действий. Я сам как журналист прошел не одну войну, и понимаю, как непросто решиться туда поехать, и понимаю, что нужна защита коллегам.

Кроме того, мы бы хотели предоставить возможность нашим коллегам, которые часто работают в зонах боевых действий, получать статус участника боевых действий. Это важно даже, может быть, не для того, чтобы человек в трамвае бесплатно ездил, или какую-то прибавку имел к пенсии, или скидку на оплату квартиры.

Это важно с моральной точки зрения для человека, который рисковал своей жизнью, выполняя свой служебный долг. Вот поддержали бы Вы эти наши инициативы?

В.Путин: Смотрите, когда вы говорите о соответствующей реакции в советские времена, мы с вами ведь должны понимать, что власть была в руках одной партии и пресса в ее же руках. И все, что критиковала пресса, это как бы не только партзадание, это значит реакция на то, что не нравилось вышестоящим властям в этой системе.

Сегодня ситуация другая. Сегодня у нас, надеюсь, пресса максимально деполитизированная, у нас нет какой-то одной ведущей роли, у нас есть ведущая сила, но это не зафиксировано нигде, ни в Конституции, у нас нет ведущей политической силы по Конституции. И сегодня та же «Единая Россия» имеет «контрольный пакет».

Если ситуация будет как-то меняться, и если « Единая Россия „ не сможет доказать свое лидерство, будет по-другому. Вот это мы должны точно иметь в виду. И сама „ Единая Россия „ должна иметь в виду.

А пресса – она не партийная. Вот в Советском Союзе не было не партийной прессы, кроме «Православного календаря».

Понимаете, не было. А у нас есть. У нас совершенно другая ситуация.

Тем не менее Вы правы абсолютно в том, что органы власти должны реагировать. И нам нужен этот инструмент, причем законодательно закрепленный инструмент взаимодействия прессы и представителей власти.

Наверное, все в деталях не пропишешь, но какие-то принципы должны быть сформулированы. Здесь я Вас, безусловно, поддерживаю. Надо просто подумать, как это аккуратно сделать, чтобы не перестараться.

А что касается Вашей работы и Ваших коллег в зоне боевых действий, в «горячих точках», конечно, это особая история. Я уже как-то говорил, правда, это было уже пару лет назад, я сам смотрел один из репортажей по телевизору из одной из «горячих точек» вместе с одним из своих иностранных коллег и друзей.

И он, не я, а он мне говорит: «Вот этих двух ребят убирайте оттуда немедленно». Я говорю: «Это почему?» – «Они лезут прямо под пули, они уже утратили чувство самосохранения». Я посмотрел – точно. Это же не постановочные картиночки, они лезут прямо туда.

Я Добродееву сказал, и он их оттуда действительно забрал. И правильно сделал, и вовремя это сделал. Мы должны это понимать, знать, это должно быть отмечено. Нужно ли при этом распространять на журналистов статус участника боевых действий – вопрос.

Что такое участник боевых действий – это человек, который с оружием в руках добивается того, что он считает справедливым.

Нет, зря Вы со мной не согласны. Но что такое участие в боевых действиях – это значит, что с оружием в руках он участвует в боевых действиях.

Журналист ведь не участвует в боевых действиях, он освещает эти боевые действиях. И, может быть, здесь тонкая грань. То, что он подчас рискует не меньше, чем участник боевых действий, согласен, но он все-таки не участник. И распространять на него полностью этот статус, можно что-нибудь другое изобрести, не менее существенное, чем участник боевых действий. Давайте подумаем, хорошо?

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, мы продолжаем работать, или Вы нас как-то лимитируете?

В.Путин: Нет.

О.Тимофеева: Работаем дальше.

Тогда можно немного о безопасности. На самом деле после всех наших форумов: медицинского, педагогического, медиафорумов, экологического – что мы делаем дальше как руководители движения, мы защищаем наших активистов, которые встают и Вам рассказывают о конкретных проблемах. И иногда неадекватность, конечно, заходит очень далеко.

У наших активистов сжигают дома, наших активистов увольняют с работы, у них увольняют их близких, и как-то страдают их семье. То есть на самом деле сегодня иногда говорить правду и защищать свою территорию… А они на самом деле против вырубки леса, против того, чтобы асфальт клали в снег, то есть самые банальные вопросы, важные для территории. И, к сожалению, сегодня эти случаи продолжаются.

И, если можно, слово моей коллеге, Алле Аксеновой из Омской области.

А.Аксенова: Здравствуйте Владимир Владимирович! Меня зовут Алла Аксенова, город Омск, телеканал «Антенна-7».

У меня больше не вопрос, а зов о помощи. Мы – журналисты – узнали, что на общественников ОНФ оказывается давление.
Вот первый пример. В Ростовской области Сергей Левченко выявил многочисленные нарушения при ремонте автомобильных дорог. После этого на него завели уголовное дело.

Еще ужаснее ситуация в Омской области. В Тарском районе процветает преступная группировка, которая нагло выпиливает хвойные леса. Ущерб от ее деятельности ежегодно составляет миллиарды рублей. Вот уже 10 лет с беззаконием борется сопредседатель ОНФ в Омской области Людмила Жукова, и за свою настойчивость она натерпелась страха, ей дом сожгли и не раз угрожали расправой.

Не так давно женщина обратилась в региональные МВД и Следственный комитет, чтобы те возбудили уголовные дела по факту незаконных вырубок леса, однако, насколько известно, дела рассыпаются. Наказываются исполнители, а лидеры преступной группировки остаются безнаказанными. А это значит, что в опасности продолжают быть человек и богатство нашего региона и страны – лес.

Просим направить в наш регион и в Ростовскую область следственные группы, которые могли бы разобраться с ситуациями.

В.Путин: Во-первых, хочу Вам сказать, что работа таких людей, о которых Вы сейчас сказали, безусловно, заслуживает поддержки и должна быть соответствующим образом оценена. Подчас это не менее опасно, чем находится в зоне боевых действий, прекрасно отдаю себе в этом отчет. Не раз с этим сталкивался. И чем чаще мы будем предавать гласности вещи подобного рода, тем лучше.

К сожалению, деньги, которые зарабатываются нечестным образом, часто используются для того, чтобы способ их зарабатывания был прикрыт. А когда на поверхность вытаскивают эти схемы, тогда это вызывает подобного рода противодействие.

Во-первых, дайте, пожалуйста, нам все, что Вы сказали, мы обязательно, обещаю вам, я обязательно на это отреагирую. Уверен даже, что нас слышит сейчас руководство МВД России. Мы недавно только на ежегодной коллегии говорили об этом с Министром. Уверен, Министр на это отреагирует, и достаточно быстро и жестко.

Мне бы очень хотелось, уважаемые друзья и коллеги, которые здесь находятся, если есть такая возможность, а я попросил ОНФ, чтобы такая возможность была у всех, чтобы могли своевременно и как можно быстрее информацию подобного рода доносить через ОНФ и до меня, и до руководства правоохранительных органов, Генеральной прокуратуры. Сделаем все для того, чтобы и людей защитить, и реагировать соответствующим образом, быстро и в соответствии с законом.

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, скоро нас обвинят вдвоем с Володей в том, что мы узурпировали власть. Ваше право любых вопросов.

В.Путин: Давайте…

О.Тимофеева: Но закончим, если можно, интерактивом как всегда. Хорошо?

В.Путин: Хорошо, да. Но давайте сейчас поспрашиваем коллег в зале…

О.Тимофеева: Давайте, Ваше право.

В.Путин: А потом интерактив.

Да, пожалуйста.

М.Шраменко: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Коллеги! Я представляю Челябинск, интернет-издание «74.ру».

Вчера в своем Послании Вы упомянули Челябинск, как город, в котором люди не видят солнце неделями. На самом деле ситуация гораздо хуже: люди ходят по улице, прижимая к лицу шарф из-за едкого запаха, в детских садах отменяют прогулки, мы не открываем окна, иначе квартиры превратятся в газовую камеру. Вы очень верно отметили, что пора прекращать поблажки промышленным предприятиям в вопросах установки современных очистных сооружений, оборудования, фильтрации.

Ситуация в том, что у нас есть энтузиасты, промышленные гиганты, которые уже приобрели современное оборудование, но включают его только в дни Ваших визитов, потому что использовать ежедневно такое оборудование очень дорогостоящее удовольствие, и, естественно, тратиться они не хотят.

Есть еще один нюанс, если позволите. За последние пять лет волшебным образом увеличились квоты на выбросы челябинских заводов – в разы. Что это значит? Это значит, что сейчас с учетом описанной мною ситуации они выбрасывают только половину от того, что могут по закону. И в период безветрия, когда по тому же закону они обязаны снизить уровень выбросов на 30–50 процентов, они этого не делают. На вопрос – почему, они говорят: «Мы и так всего лишь 50 процентов выбрасываем».

В итоге мы получаем экологическую катастрофу, люди бегут из современного города-миллионника. Региональные власти и правоохранительные органы заняли пассивную позицию, оправдывают отсутствием реальных инструментов и прикрываются какими-то псевдомерами.

Вопрос в следующем: как найти управу на промышленников? Кто и как это должен делать?

В.Путин: Во-первых, я не случайно вчера об этом говорил, потому что считаю эту проблему действительно очень острой. Это первое.

Второе. Решение по поводу применения так называемых доступных наилучших технологий принималось многократно, но постоянно откладывалось для реализации. А откладывалось, вам, наверное, тоже известно почему, скажу об этом еще раз.

Особенно в трудные годы, связанные с экономическим кризисом, крупные промышленные компании нам что говорили? «Хорошо, вы сегодня нас заставите ввести эти нормы, мы их введем, но предприятия вынуждены будем закрыть, потому что при таких нормах экономика предприятия, что называется, „не летает“. И вы получите безработицу. Давайте мы улучшим экологию, но людей вынуждены будем отправить на улицу».

И я прекрасно отдаю себе отчет в том, что в такой позиции есть известная доля лукавства. Но когда у нас начал расти ВВП, промышленное производство, когда лидерами промышленного производства становятся прежде всего перерабатывающие предприятия, мы договорились о том, что с 1 января 2019 года все эти нормы, принятые в законе (они уже приняты), безусловно, заработают.

И, по-моему, вчера я об этом и сказал, откладывать больше уже не будем: 300 предприятий страны должны будут перейти на новейшие технологии, а через год, через полтора и все остальные промышленные предприятия страны. Мы будем делать это поэтапно, но будем делать обязательно.

По поводу того, что они хитрят, включают очистные сооружения и выключают. Просто нужно наладить соответствующую систему контроля. Честно говоря, мне даже в голову это не приходило, но спасибо, что Вы сказали. Обращу на это внимание. Делать будем обязательно, 100 процентов, даже и сомнений быть не может ни у тех людей, которые живут в этих населенных пунктах, ни у тех, кто там работает и организует производство.

А.Сулейманова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! Меня зовут Алина Сулейманова. Я тележурналист, муниципальный телеканал «Вся Уфа».

Есть программа цифровизации нашего телевидения. У нас 20 федеральных каналов, улучшается качество их изображения. Но никто не отменяет проблему, которая до сих пор существует. Что делать жителям, которые живут в муниципальных образованиях страны? Как они должны получать местные новости?

Пока есть аналоговое вещание, местные каналы видят телезрители, а как только придет настоящая большая цифра, и аналог отключат, наши жители муниципальных образований вообще останутся без местных новостей.

Есть еще проблема – это пенсионеры, та категория людей, которая не может купить цифровую приставку. И тогда они вообще останутся и без муниципальной повестки, и без региональной, и без федеральной.

Вы знаете, мы Вам очень благодарны, телевизионщики всей страны, за 21-ю кнопку. Для нас это большое, очень великое событие, так же как и для телезрителей в нашей стране.

И позвольте к Вам обратиться прямо сейчас, потому что это важная для нас площадка, попросить у Вас поддержать нашу инициативу – передать 22-ю кнопку в кабеле для городских телерадиовещателей, законодательно закрепить эту кнопку за городскими телеканалами. Поддержите нас, пожалуйста.

В.Путин: Посмотрим насчет этой 22-й кнопки. Но должен Вам сразу сказать, что меня то, что Вы сейчас сказали, эта ситуация беспокоит не меньше, чем Вас, поверьте мне. В мои планы совсем не входит оставить часть граждан страны без телевидения. Это просто невозможно сделать.

Но думаю, что опасения становятся все менее и менее острыми, потому что даже те два мультиплекса, о которых Вы сказали, 10 каналов в цифре – это важное направление развития телевидения, но как выясняется, не единственное направление. И этот способ улучшения качества сигнала не является уже единственным, существуют и новые формы. Сейчас уже некоторые ваши коллеги говорят: «Правильно ли мы делаем, что деньги тратим на эту цифровизацию, потому что есть и другие способы».

Поэтому прежде чем отключать аналоговое телевидение, мы, конечно, 100 раз должны посмотреть, каковы будут результаты. Где-то кабель, причем, видимо, надо будет субсидировать что-то, где-то спутник, и тоже нужно будет сделать так, чтобы люди могли это принимать свободно. Обязательно. Мы это так просто не бросим, уверяю вас.
Спасибо Вам за то, что обратили на это внимание.

Прошу Вас, пожалуйста.

М.Малкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги! Челябинск, интернет-газета ZNAK.com.

Власти Челябинской области уже несколько лет готовятся к проведению саммитов ШОС и БРИКС, которые пройдут в 2020 году. В связи с этим вопрос: насколько велики шансы нашего региона провести столь значимое мероприятие? Что мы должны для этого еще сделать? Как это мероприятие может реально улучшить жизнь горожан?

В.Путин: Мы с губернатором недавно только говорили на этот счет. Почему идет конкуренция за проведение таких мероприятий?

Все помнят, как позитивно отразилось, скажем, на развитии Владивостока проведение саммита АТЭС во Владивостоке. В Сочи провели Олимпиаду, и Сочи стал другим городом.

Что касается Челябинска и проведения саммита ШОС. О чем речь? О наличии нужного количества мест в гостиницах, аэропорте, другой инфраструктуре. Я так аккуратно скажу. Думаю, что мы это сделаем, хоть губернатор и говорит: «Нам помощи из федерального бюджета не нужно будет, мы сами все сделаем». Думаю, что это маловероятно.

Но в рамках проектов о развитии российских городов мы можем часть денег, ресурсов направить и в Челябинск для того, чтобы параллельно подготовить и провести саммит ШОС. Мы подумаем, поработаем над этим, думаю, что придем к правильному решению.

РЕПЛИКА: Когда нам ждать окончательного решения?

В.Путин: Скоро.

С.Лисовский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо большое за возможность задать вопрос. Хотел бы традицию продолжить трех первых коллег, я являюсь отцом четверых детей. И у меня пять внуков. (Аплодисменты.)Каждый может представляться и говорить, сколько. Мы так реально повлияем на повышение демографической ситуации.

Но хочу сказать о проблемном вопросе, касающемся двух регионов: Ленинградской области и Ростовской области. Вчера

Послание, конечно, мы все обсуждали, оценили его как фантастическое во многих аспектах, я лично оценил очень хорошо, что Вы три минуты потратили (целый блок) на экологию. Для меня это очень важно. Я издаю газету уже 18 лет в Санкт-Петербурге . Я – главный редактор газеты «Общество и экология».

Мой вопрос касается защиты конкретных жителей, малого бизнеса, борьбы с монополиями и крупными компаниями, которые могут «от фонаря» устанавливать цены и мешать людям жить как в экологическом плане, так и в социально-экономическом.

Ваш отец Владимир Спиридонович героически боролся на Невском пятачке, прорывая блокаду Ленинграда, и Вы недавно были там, открывали музей «Прорыв». И буквально в двух километрах от этого героического святого места находится компания, не буду называть эту компанию, малое предприятие.

Это такое малое предприятие, которое поставляет очистные сооружения для «Ямал СПГ», где Вы тоже были, открывали завод по сжижению газа. Это стратегическое государственное предприятие. В Шлиссельбурге создаются уникальные электронно-управляемые очистные сооружения. Эти люди, которые делают великое дело для нашей страны, сталкиваются с монополистами, которые цену завышают на подключение сетей электрических, газа, воды.

Ладно, еще согласились с ценой, а это не только это предприятие, это Кировский район, это Ленинградская область, думаю, и все регионы России сталкиваются с монополиями, но они годами тянут подключение этих сетей. Как сделать так, чтобы прорвать оборону в этом направлении?

И вторая часть одного и того же вопроса – это, конечно, Ростовская область, защитники реки Дон. О чем я говорю, я лично там был, лично писал и говорю Вам информацию правдивую до конца. Пойду за нее до конца. Эти люди специально сюда почтой DHL передали обращение к Вам, здесь полторы тысячи живых подписей, это казачьи исконные регионы. Люди жили там сельскохозяйственным трудом, растили детей.

В.Путин: Что там происходит?

С.Лисовский: Там происходит, на мой взгляд, медленное уничтожение реки Дон. Вот о Волге говорят, о Байкале говорят, а река Дон вообще нигде на федеральных каналах и у власти не звучит. Судоходные компании пытаются построить Багаевский гидроузел, то есть это плотина, по сути дела, на Нижнем Дону. Они хотят повысить на два метра Дон, то есть выше меня.

Вода заливает полностью все сельскохозяйственные угодья, вода заливает узкие полосы леса вдоль Дона, там 100–150 метров лес, заливает всю туристическую инфраструктуру, заливает частные дома. И люди в панике. То есть, с одной стороны, экономика судоходных компаний, с другой стороны, полное уничтожение того образа жизни, которым люди живут. Четыре района подпадают в затопление.

Поэтому люди просят Вас, они не хотят перекрывать трассы, они не бунтуют в политическом плане, они просто хотят Вашего внимания как первого лица государства. Хочу передать это обращение. Здесь и академики, и простые жители, и бизнесмены. Поэтому, Владимир Владимирович, очень прошу, обратите внимание на защиту реки Дон.

Спасибо большое.

В.Путин: Я заберу у Вас потом эту бумагу.

Откровенно говоря, я не слышал, что такая проблема существует. И я Вам обещаю, что обязательно этим займусь. Точно совершенно будет поручение Правительству, мы обязательно посмотрим, что там в реалиях происходит.

Что касается первой части Вашего вопроса, то должен сказать, что как раз по вопросам подключения к сетям мы реально серьезно продвинулись: и по подключению к электроэнергетическим сетям, и к тепловым, и так далее. Разумеется, наверное, не везде в стране одинаковые результаты достигнуты. Это конкретный вопрос, надо посмотреть, кто монополисты, какие они тарифы выжимают из своих клиентов, и с чем это связано.

Понимаете, с голоса трудно, наверное, ответить, надо посмотреть реалии. Какие у них затраты, у тех, кто работает по этим подключениям. Знаю, что проблем еще достаточно, хотя, повторяю, мы в Doing Business продвинулись на десятки позиций вперед, которые проводит Мировой банк. Но это в целом по стране, а отдельные, конечно, могут быть проблемы. Мне больше хотелось, чтобы Вы передали конкретно… Я заберу потом у Вас это. Там и первая часть вопроса есть?

С.Лисовский: Нет. К сожалению, это только река Дон.

В.Путин: Вы мне тогда скажите, о чем речь? Это какое предприятие? Где в Ленинградской области?

С.Лисовский: Если Вы настаиваете, я назову. Это компания « Эко-Экспресс-Сервис».

В.Путин: А как я буду реагировать, если не знаю?

С.Лисовский: Компания « Эко-Экспресс-Сервис», она 25 лет занимается… Это экологически ориентированное предприятие.

В.Путин: Вот их не подключают?

С.Лисовский: Да, они там расширяются, причем окультурили пространство, бурелом полный был, за свои деньги они сделали. За два метра трубы 1,5 миллиона с них взяли, хотя во все остальные трубы, инфраструктуру предприятие вложило свои деньги.

В.Путин: Хорошо. Мы посмотрим.

С.Лисовский: Да. Спасибо.

Вопрос: Спасибо большое, что дали возможность задать вопрос. Я действительно, очень переживала и хотела его задать. Уже задавала на Медиафоруме, неоднократно говорю с телевизионщиками, с представителями СМИ и представляю не только свое мнение, но и мнение многих своих коллег.

Мой вопрос касается детей, подростков и студентов, нашей молодежи, о которой Вы говорите неоднократно, которую Вы призываете поддерживать. Я не только журналист, но и педагог, работаю с детьми уже много лет после окончания вуза.

Владимир Владимирович, на мой взгляд, у нас недостаточно внимания уделяется поддержке детских СМИ, в то время как детские СМИ, в том числе телевизионные программы, которые потрясающими были в советское время, несли огромную воспитательную и образовательную роль наряду с системой образования.

Давайте вернем эту роль нашим СМИ. Давайте вернем детские эфиры в федеральное вещание, чтобы не только за рейтингами мы гнались и за денежными средствами, а была государственная программа.

Готова дать конкретные предложения, что можно было бы делать. Нужно поддерживать детские журналы, газеты, вести федеральное вещание, детские программы, которые бы показывали пример нашим подросткам, к чему нужно стремиться.

Мне недавно сказали: «Они сами выбирают канал ТНТ». А что им делать, если у них больше нет выбора? Мы не должны упускать нашу молодежь, мы отвечаем за то, чтобы она выбирала верные нравственные ориентиры. Это наше будущее.
Пожалуйста, обратите внимание.

В.Путин: Вы так говорите, это у Вас такой крик души, и я его полностью разделяю. Поверьте мне, очень часто со своими коллегами на эту тему говорю, ответ как обычно один и тот же: для того чтобы нормально канал функционировал, вам представители электронных СМИ об этом скажут, нужна рекламная деятельность.

На детских каналах никакой рекламы, кроме подгузников, вроде бы нет, и не приносит никакого дохода. А все остальное должно делаться за счет прямого бюджетного финансирования. А этого бюджетного финансирования не хватает. Но я с Вами согласен, это то, на что должно хватать.

И Вы сейчас очень правильную вещь сказали. Программа должна быть, не только речь должна идти о телевидении, должна быть комплексная программа. Так что мы подумаем, Вы правы абсолютно, мы не бросим этот вопрос.

В.Соловьев: Владимир Владимирович, нельзя пропустить вопрос про пространственное развитие России. Извините, что вклиниваюсь в этот процесс. Что важнее для страны, мегаполисы или небольшие населенные пункты, как гармонизировать пространство на нашей необъятной территории.

Об этом хотел коллега спросить из газеты «БАМ» Амурской области.

М.Ермаков: Владимир Владимирович, меня зовут Максим Ермаков, я приехал с Дальнего Востока, из Тынды, столицы Байкало-Амурской магистрали.

Действительно, вчера Вы в Послании большой акцент сделали на развитии малых территорий. Хотя есть скептики этого утверждения, кто-то говорит о том, что нам надо концентрировать людей в миллионниках. Заработала программа «Дальневосточный гектар», и люди активно пользуются этим проектом. И появились интересные идеи, мы об этом пишем. А, может быть, эту программу распространить на всю территорию страны? Там, где действительно не хватает населения? Как Вы на это смотрите?

В.Путин: Во-первых, что касается миллионников или малых городов, что и как развивать, наверно, многие из здесь присутствующих знают, а кто-то, может быть, и нет в силу того, что у каждого своя специализация, но последние разработки, исследования показывают, что драйверами развития в мире являются крупные города.

Там производится, и в ближайшей перспективе будет производиться наибольший объем валового внутреннего продукта. Там концентрируются научные, образовательные ресурсы и кадры, которые будут двигать страну вперед.

Но Россия – это все-таки не обычная страна, это целый континент, и мы не можем себе позволить развивать только одни крупные мегаполисы. Их у нас сколько – миллионников? 10–11 городов. А все остальное у нас обезлюдено должно быть? Нет, это невозможно и неправильно.

Поэтому, когда я вчера говорил, я говорил именно о пространственном развитии и говорил о том, что эти мегаполисы должны быть драйверами роста. Нам нужно что обеспечить? Нам нужно обеспечить не только внутреннее развитие этих мегаполисов, нам нужно обеспечить связанность между ними и крупными центрами, даже необязательно миллионниками.

И тогда малые города и даже сельские поселения окажутся связанными, в том числе и с этими крупными центрами, и тогда они будут включены в общую жизнь и будут иметь возможность пользоваться всеми благами современной цивилизации. Вот чего нам нужно добиться.

Тем более что есть и соответствующие проблемы в крупных городах, и в миллионниках. Об экологических проблемах здесь уже говорили. Поэтому мы постараемся выстроить работу именно таким образом.

А в завершение Вы спросили?

М.Ермаков: О дальневосточном гектаре и его возможностях.

В.Путин: О гектаре…

Смотрите, почему мы для Дальнего Востока создаем такие преференции – гектар дальневосточный бесплатно. Мы создаем там территории опережающего развития с целым набором налоговых и других, в том числе административных преференций.

Мы на этих же принципах создали там несколько портов, в том числе свободный порт Владивосток. По сути, это тоже ТОР – территория опережающего развития, потому что набор льгот там тот же самый, что и по этим ТОРам.

Почему мы это делаем. Потому что мы хотим обеспечить, чтобы там люди жили, чтобы там прекратился отток населения, чтобы депопуляция не происходила. А, наоборот, мы хотим добиться того, чтобы люди туда приезжали, обосновывались там, семьи создавали, детей рожали.

Этот дальневосточный гектар к чему приводит. К тому, что люди собираются и когда получают несколько гектаров, целые поселения новые образуются. Это очень хороший процесс. Но мы делаем это для того, чтобы вдохнуть жизнь в Дальний Восток. Если мы эти льготы распространим на всю территорию, тогда для Дальнего Востока нужно еще что-то придумать, чтобы сделать его привлекательным.

Так мы можем бесконечно что-то придумывать и придумывать. Хотя очень хочется эту систему льгот и ТОРов распространить и на другие территории. Мы уже многократно об этом слышали. И, наверное, постепенно, имею в виду опыт использования этих инструментов на Дальнем Востоке, мы будем постепенно переходить и к их тиражированию на других территориях.

Давайте блиц, который Вы хотели.

О.Тимофеева: Успеваете ли делать зарядку по утрам?

В.Путин: Да, постоянно – и сегодня тоже сделал.

О.Тимофеева: Если бы не работали Президентом, то чем бы занимались?

В.Путин: Творчеством.

О.Тимофеева: Сами готовите? И что в последний раз готовили?

В.Путин: Я готовлю салат, он такой вкусный, я потом угощу.

О.Тимофеева: Ловлю на слове.

Как бороться с ленью?

В.Путин: Работать.

О.Тимофеева: Почему у Вас часы на правой руке?

В.Путин: Я уже говорил, чтобы их не выковыривать оттуда… Они у меня висят на запястье. А если их на левую руку повесишь, то эта заводная головка крутится – неудобно, больно. Поэтому я сюда их перевесил. Это давно.

О.Тимофеева: Как запоминаете колоссальный объем информации и цифры?

В.Путин: Если каждый день этим заниматься, то это не представляет труда.

О.Тимофеева: Верите ли Вы в народные приметы?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Что для Вас лучший отдых?

В.Путин: Ответ известный – смена деятельности.

О.Тимофеева: Когда все-таки приедете на Чукотку? Говорят, Вы там не были.

В.Путин: Да, приеду обязательно.

О.Тимофеева: Когда?

В.Путин: Скажу отдельно потом.

О.Тимофеева: Новый год не Новый год без поздравления Президента. Мы все смотрим в разных часовых поясах, в разное время. А что делаете Вы сами?

В.Путин: Я тоже смотрю и жду выступления Президента, честное слово. (Смех, аплодисменты.)

О.Тимофеева: Есть ли какая-то мечта, которая до сих пор не сбылась, не получается?

В.Путин: Нет. Вы знаете, каждый из нас, когда мы живем, мы работаем, мы ставим перед собой какие-то цели, у меня известная работа, и цель понятна. Хочу, чтобы страна у нас была успешной, мощной, устойчивой, сбалансированной и устремленной вперед.

О.Тимофеева: Хотели бы знать свое будущее? Что будет через пять-десять лет?

В.Путин: Нет.

О.Тимофеева: Вы когда-нибудь гуляли неузнанным по улицам города или вообще мечтали ли об этом?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Расшифруйте, пожалуйста. Гуляли или нет?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Так что можно, коллеги, Президента встретить на улицах. Главное – вовремя смотреть.

В.Путин: Маловероятно.

О.Тимофеева: Когда бывает грустно, как поднимаете себе настроение?

В.Путин: Работаю.

О.Тимофеева: Кумир из государственных деятелей прошлого?

В.Путин: Думаю, что неправильно делать каких-то для себя кумиров. Но мне нравится деятельность очень многих наших деятелей и общественных, и деятелей культуры, и государственных деятелей. Они все составляют славу нашей страны.

О.Тимофеева: В каком историческом периоде хотели бы оказаться? Посмотреть – как там оно?

В.Путин: Сегодня.
Вы понимаете, в прошлые времена все мои предки были крепостными крестьянами, а я – Президент. (Смех, аплодисменты.)

О.Тимофеева: Какое событие, которое уже произошло в России, хотели бы изменить?

В.Путин: Развал Советского Союза.

О.Тимофеева: Что для Вас главное в жизни?

В.Путин: Результат.

О.Тимофеева: И последний вопрос от наших коллег-журналистов – в чем же все-таки сила России?

В.Путин: В людях! (Аплодисменты.)

Уважаемые друзья, коллеги! Знаю, что вопросов море. Мы просто никогда не закончим. Хочу, чтобы вы на меня не сердились. Мы не последний раз с вами встречаемся, мы обязательно эти дискуссии с вами продолжим.

Я хочу вас поблагодарить за то, что вы собрались здесь и за вашу работу. Спасибо большое!
03.03.2018


Источник: http://www.kremlin.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта