Дмитрий Дробницкий: Выборы четвертой власти (09.09.2016)

Нынешний политический сезон в США выявил серьезнейший кризис средств массовой информации: тех, что принято называть классическими или традиционными. Нет, дело не в новейших цифровых технологиях и не в повсеместном распространении соцсетей.
Физические принципы передачи информации сами по себе здесь ни при чем. Дело в самой важной, пожалуй, основополагающей функции медиа – формировании и отражении общественного мнения. Распределенная информационная среда (такая как социальные сети) выполняет эту функцию лишь в очень узких рамках.

«Такого медийного наката на одного кандидата со стороны практически всех ведущих изданий и телеканалов Америка еще не видела». СМИ назвали четвертой властью не просто так. У них огромное влияние. И на них лежит огромная ответственность.Да, ни одно издание не обходится без пропаганды, поскольку без нее не бывает политики. И, да, СМИ служат интересам определенных элит… Все так.

Но до тех пор, пока медиа продолжают выполнять свою главную функцию, пусть лишь благодаря конкуренции или из честолюбия, они остаются легитимной четвертой властью. С полномочиями и ответственностью. Телеканалы, радиостанции и газеты в равной степени и транслируют общественное мнение, и влияют на него. И обслуживают элиты, и не дают им «скучать».

А вот когда контакт с обществом теряется, когда медиа начинают диктовать свою «профессиональную» – а на деле снобско-элитистскую – точку зрения, когда значительная часть общества не только отвергает такую точку зрения, но и начинает презирать сами СМИ, вот тогда можно говорить о кризисе четвертой власти.

И именно это и произошло в нынешнем политическом сезоне в США.

Мейнстримные американские медиа не потому не прошли экзамен на профпригодность в 2015–2016 гг., что не освоили цифровые носители и Всемирную паутину (они как раз их очень даже неплохо освоили), а потому, что не услышали общество, сочли неоправданным его недовольство статус-кво, начали уговаривать оставить все как есть.

А когда не получилось, объявили войну по меньшей мере половине избирателей, наградив их самыми нелестными эпитетами – от недалекой деревенщины до оголтелых расистов.

Проблема эта появилась не сегодня.

Точно так же подвергались остракизму ранее представители Движения чаепития и христианские правые. Но такого медийного наката на одного кандидата со стороны практически всех ведущих изданий и телеканалов Америка еще не видела.

А ведь многие из этих изданий в свое время заслуженно получали престижные премии в области журналистики, участвовали в разоблачении высокопоставленных политиков и, рискуя всем, вытаскивали на свет божий правду, которую скрывали сильные мира всего.

Старые добрые Washington Post и New York Times, которые в свое время опубликовали так называемые бумаги Пентагона (о вступлении США в войну во Вьетнаме) и отправили в отставку Ричарда Никсона в ходе Уотергейтского скандала, чьим журналистам стоят памятники по всему Нью-Йорку в память об их без преувеличения профессиональном подвиге, превратились попросту в агитационные листки главного истеблишментного кандидата этого сезона – Хиллари Клинтон.

При таком однобоком освещении предвыборной кампании кажется чудом, что Дональд Трамп сокращает свое отставание от экс-госсекретаря, а по некоторым опросам даже вырвался вперед.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении мы обнаружим, что никакого чуда здесь нет.

Против предельно ангажированных старых СМИ, которые сами стали частью вашингтонского истеблишмента, смело выступили новые интернет-медиа, которые в большом количестве стали возникать в 2000-х. И некоторые из них уже практически сравнялись по своему влиянию с признанными грандами.

В своей недавней речи Хиллари Клинтон, говоря о Трампе, заявила: «Человек, который… распространяет теории заговора, почерпнутые со страниц таблоидов и из глубин интернета, никогда не должен встать у руля нашего государства и командовать нашими вооруженными силами».

О каком конкретно таблоиде говорила Клинтон, сказать сложно.

Может быть, речь о National Enquire, который в свое время первым начал публикацию материалов о Фонде Клинтонов. А может быть, о New York Post, который уже через несколько дней после речи Хиллари рассказал о сексуальном скандале в семье ее ближайшей помощницы Хумы Абедин.

Оба эти издания, без сомнения, являются желтыми, однако никто из политиков не хочет стать объектом их расследования – достоверность публикуемых ими материалов близка к 100%.

Ключевые слова:  СМИ, журналисты, пропаганда, политикаНо это таблоиды… А что с «глубинами интернета»?На этот вопрос Клинтон дала ответ сама. В ее речи название сайта Breitbart.com было упомянуто пять раз. Назван был и его руководитель Стив Бэнон (временно оставил свой пост, чтобы возглавить предвыборный штаб Трампа).

Breitbart – не только название СМИ, но и фамилия известного медиабунтаря и организатора независимых средств массовой информации Эндрю Брейтбарта, с которым у семьи Клинтон связаны очень недобрые воспоминания.

В 1998 году, когда зрел скандал вокруг связи Билла Клинтона и Моники Левински, пресса не особенно хотела раздувать историю, во многом под давлением администрации президента. В то время интернет-СМИ только начали появляться.

Одним из таких СМИ было Drudge Report (ныне – один из ведущих новостных агрегаторов США), созданное Мэттом Драджем в 1996 году. Первым помощником Драджа стал Эндрю Брейтбарт.

В январе 1998 года они вдвоем выяснили, что журнал Newsweek располагает материалом, изобличающим Билла, но придерживает информацию. Позже выяснилось, что определенной информацией располагала и газета The Washington Post, но также воздерживалась от публикации.

Именно заметка в Drudge Report 17 января 1998 года впервые рассказала американцам и о новых похождениях президента Клинтона, и о том, что в предыдущем скандале, вокруг Полы Джонс, возможно, имело место лжесвидетельство.

Лишь 21 января издание The Washington Post выпустило свою первую статью о Моника-гейте. Сложно сказать, получила бы история дальнейшее развитие, если бы не вступление в игру одной из главных газет США.

Это было в далеком 1998-м, когда доверие к сетевым изданиям было еще очень невелико.

У крупных изданий и телеканалов появились собственные сайты, в онлайн-версиях СМИ наиболее популярные авторы стали вести свои блоги, но настоящая медийная цифровая революция все еще была впереди.И началась она не тогда, когда скорость интернета выросла, и не тогда, когда появились новые программные и аппаратные средства, а когда в самостоятельные сетевые издания поверили талантливые журналисты и медиаменеджеры.

А поверили они в них потому, что им стало тесно и душно в рамках мейнстримных СМИ, которые все больше и больше сращивались с вашингтонским истеблишментом, лоббистами и функционерами политических партий.

В то же самое время, когда Эндрю Брейтбарт сотрудничал с Мэттом Драджем, талантливая писательница и консервативная журналистка Арианна Хаффингтон запустила сайт Resignation.com, на котором размещались материалы с требованием отставки Билла Клинтона.

В 2005 году Хаффингтон (к тому времени поменявшая свои взгляды на леволиберальные), Брейтбарт и еще несколько журналистов организовали интернет-издание The Huffington Post. Это был крайне удачный стартап. Позже его выкупила компания AOL, оставив Арианну в должности главного редактора.

Тогда же, в 2005-м, Эндрю Брейтбарт организовал собственную медийную площадку Breitbart.com, которая работала в основном как новостной агрегатор. В 2007-м он добавил на ресурс видеоблоги, и тот стал быстро набирать читателей. Брейтбарт, который начинал свою журналистскую карьеру, будучи по убеждениям левым либералом, в 2000-х описывал свои убеждения как «консервативные с либертарианским уклоном».

В 2010 году Эндрю объявляет о расширении своего интернет-СМИ. «Это будет Huffington Post, только правый», – заявил он в интервью агентству Associated Press.

С 2012 года ресурсом руководит Стивен Бэннон, который ранее работал продюсером художественных и документальных фильмов. С тех пор сайт постоянно открывает новые филиалы и расширяет свой охват. Появилось своя радиостанция и интернет-телевидение.

Бэннон в 2015–2016 гг. помогает Питеру Швейцеру систематизировать материалы и затем издать ставшую бестселлером книгу «Деньги Клинтонов» (Clinton Cash). Летом 2016-го на YouTube и сайте Breitbart.com появляется документальный фильм, снятый по этой книге.

Новые СМИ постоянно подвергались критике со стороны мейнстримной прессы. И если левый Huffington Post ругали вполсилы, то новостников и колумнистов правоконсервативного Breitbart.com не называли разве что людоедами.

Как и Дональда Трампа.

Среди интернет-изданий, потеснивших старых грандов, есть смысл также отметить либеральный Politico (основан в 2007-м бывшими журналистами The Washington Post Джоном Харрисом и Джим Вандехеем), а также консервативные The Daily Caller (основано в 2010-м) и The Blaze (основано в 2012-м).

Колонки, Мнения, Клуб читателейThe Blaze интересен тем, что его учредитель и духовный лидер, знаменитый радиоведущий и общественный деятель Гленн Бек изначально возлагал не слишком много надежд на интернет-сайт, считая его второстепенным, вспомогательным ресурсом для сети радиостанций и кабельных телеканалов, объединенных Беком в группу Mercury Radio Arts.Однако очень быстро центральной площадкой медиахолдинга стал именно сайт, который, по данным агентства eBizzMBA, сегодня ежемесячно посещают 25 млн уникальных пользователей.

По данным того же источника, Breitbart.com показывает результат в 12,5 млн читателей в месяц, однако, как утверждает само интернет-СМИ, его ежемесячно читает 31 млн человек.

У The Daily Caller 10 млн, у Politico 15 млн, а у The Blaze 25 млн читателей в месяц. Уникальный результат показывает The Huffington Post – 110 млн уникальных пользователей.

Для сравнения: интернет-сайт газеты The New York Times посещают 70 млн человек в месяц, а сайт телеканала CNN – 95 млн. Интернет-публикации консервативного канала Fox News читают ежемесячно 65 млн человек.

Не стоит и говорить, что это значительно превышает бумажные тиражи соответствующих традиционных изданий и сопоставимо с аудиториями основных американских телекомпаний.

Чем дальше «традиционные» СМИ будут отходить от настроений избирателей, работая на сохранение статус-кво, чем больше лояльности они будут проявлять по отношению к вашингтонскому истеблишменту и лично к Хиллари, тем выше будет популярность «альтернативных» медиа.

Впрочем, можно ли их теперь называть «альтернативными» или «нестандартными»? Издание с десятками миллионов читателей – это уже не только полноценное средство массовой информации, но и новая медиасреда.

Когда-то, на рубеже XIX и XX вв., The New York Times и некоторые другие издания задали высокий стандарт западной журналистики, бросив вызов желтой городской прессе и коррумпированным политикам.

Эту традицию подхватили в середине прошлого века основные телеканалы. Несмотря на определенный либеральный уклон, они довольно долго сохраняли и объективность, и уважение к публике.

Сегодня же становится все очевиднее: американцы недовольны не только своими вашингтонскими представителями, но и мейнстримными медиа. А это значит, что на кону в этом году стоит и четвертая власть в США.
09.09.2016

Дмитрий Дробницкий
Источник: vz.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта