Михаил Хазин: Выборы требуют позитива (12.07.2018)

Удивительное дело, но русофобы-либералы и патриоты — «всёпропальщики» объединяются в рамках одного подхода: России нечего предложить Трампу. Логика у них, разумеется, разная (у первых — абсолютное понимание того, что тоталитарные дикари вообще не представляют интереса, у вторых — личная ненависть к Путину, который «всёслил», а потому никому и ничего содержательного предъявить не может), но результат общий. И по этой причине, что в США, что у нас значительные силы брошены на то, чтобы объяснить народу (народам), что ничего осмысленного в предстоящей встрече Путина и Трампа нет и быть не может.
Есть, разумеется, личное. Путин хочет слить оставшееся и за это получить поддержку от Трампа (интересно, какие он получит гарантии, если все сольёт?), Трамп хочет получить поддержку против Клинтон за счет ресурса «русских хакеров» (ТМ). Правда, хакеры — это, вроде, тоже ресурс, но тут есть разные мнения. В конце концов, Трамп может верить в то, чего на самом деле не существует, пойди потом проверь!

Ну а мы понимаем, что для Трампа наступает критический момент: система мировой экономической стабильности, созданная в рамках «Западного» глобального проекта с использованием бреттон-вудской финансовой модели, построенной на долларе, достигла пределов своей прочности. Я пока не знаю, когда произойдет обвал финансовых рынков (реинкарнация дефляционного шока 2008 года, из которого уже не получится выйти за счет эмиссии), но то, что он не за горами, очевидно. Понятно, что первый этап этого кризиса, разруливание непосредственных последствий, займет как минимум несколько месяцев, а то и годик (и тут, кстати, Путин тоже пригодится, долларовая система же не только в США будет рушиться), но к выборам 2020 года Трампу придется что-то позитивное народу предъявлять.

И вот тут-то обнаруживается серьезная проблема. В США (да и в целом в «западном» мире) не осталось экономических школ, альтернативных  «экономикс». А все они , на протяжение более 50 лет, финансировались финансистами, в рамках поддержки идей «Западного» глобального проекта. Весь дискурс, вся терминология, весь идейный корпус связаны одной базовой мыслью: для спасения экономики нужно в первую очередь спасать финансовый сектор.

Качество управления либералов мы знаем на примере России, где масштаб давления либералов в экономической науке беспримерен: Высшая школа экономики, институт Гайдара, РЭШ, РАНХИГС (после назначения ее руководителем ставленника Гайдара Мау) катком идут по российской экономической науке. К счастью, до конца ее не додавили, но это только потому, что времени у них не хватило. А на Западе, еще раз повторю, было более 50 лет на реализацию соответствующей программы.

Фокус состоит в том, что Трампа такая программа категорически не устраивает, причем не по научным или административным, а по политическим причинам. Финансисты представляют «Западный» глобальный проект, в Трамп — Капиталистический, его задача представителей альтернативного проекта «истребить как класс», то есть убрать всех его представителей из власти (и консультантов власти). Просто потому, что своими действиями, советами, даже просто языком они поддерживают не просто его личных политических врагов, но врагов всего того клана, что стоит за его спиной. Разбираться с наукой он будет потом. Или не он. Но это задача следующего дня.

Возвращаемся к проблеме. Выборы требуют позитива. В том числе — перспективы развития. Но кто этот позитив будет писать? Причем писать качественно, поскольку в период предвыборной кампании каждую букву будут разбирать подробно и жестко. Экономиксисты, простите за неприличное слово? Которых выкормили и вырастили банкиры? Нет, конечно, за деньги многие из них перебегут в противоположный лагерь (Гайдар у нас тоже, если мне память не изменяет, был экономическим редактором журнала «Коммунист»), но это же не изменит ни языка, на котором они говорят, ни типовых мемов, которыми они думают. То есть — что бы они не написали, получится нечто вроде критики либерастом Миловым либеральной пенсионной реформы. По поводу каждой фразы которой нельзя не поиздеваться.

И что делать в такой ситуации? Среди «своих» (относительно гражданства, с точки зрения политической все они враги) адекватных авторов нет и быть не может. А есть ли в мире альтернативные научные школы? А есть! Но только в одном месте, в России. Понятно, что поручать «русским хакерам» написание экономической программы для президента США никак невозможно. Но вот создать какие-то институты «общего будущего» вполне можно, причем довольно быстро. А уже они могут что-нибудь и сочинить, что пиарщики Трампа приспособят для экономической программы выборов 2020 года.

Вы скажете, что это смешно? Что не может такого быть, чтобы в США не нашлось грамотных экономистов? Простите, в СССР было больше всех в мире инженеров. И где? Всего 25 лет прошло! А в США — 50! Не может там быть экономистов, отличных от школы «экономикс», система в таких вопросах давит альтернативу жестко и однозначно. В общем, мое дело предложить вариант, зачем Трампу нужен Путин. Я с удовольствием послушаю, какие еще варианты решения проблемы позитивной экономической программы предложат мне читатели. И мы их подробно поразбираем.

Дополнение к статье

Текст, собственно, уже не про Трампа, а про реакцию читателей на мою мысль о том, что Трампу нужна позитивная экономическая программа. Главным тезисом критики было то, что в США своих экономистов хватает, но, даже если кто нужен, то его легко купить. Это означает, в частности, что люди совершенно разучились читать и понимают текст исключительно в рамках интерпретации собственных мыслей, но попытаюсь дать разъяснения.

Итак, по поводу конкретных экономистов. Даже если меня запихнуть в Гарвард или Чикагский университет (где сейчас преподает Костя Сонин,  который, к слову, в экономике не понимает ни бельмеса, хотя, быть может, что-то и петрит в «экономикс», но этот предмет мне не интересен), ничего путного из этого не выйдет. Местные граждане (как, кстати, здесь себя вел упомянутый Сонин, когда еще ворочился в российских экономиксистских тусовках типа РЭШ или ВШЭ) просто меня не поймут. Более того, они будут орать, что я использую ненаучные термины и/или использую научные термины в неправильном контексте.

Поскольку они находятся в своей среде, они категорически будут отказываться слушать, что я говорю до тех пор, пока я не перейду на «правильную» терминологию. В результате, некоторое время мы будем ругаться, а затем любая дискуссия станет невозможной. Я уже как-то рассказывал про то, что лет десять назад я наткнулся на просторах интернета на любопытную дискуссию, в которой участвовал некий представитель РЭШ/ВШЭ и его старый друг (возможно, родственник), который занимается естественными науками и живет где-то в США или около того. Так вот, второй персонаж (назовем его «Физик»), спрашивает у первого («Либераст»), мол, что ты думаешь о поводу работ Хазина. Дальше следует примечательная дискуссия:

Л: — да, что его слушать, он же не экономист!
Ф: — но он же пишет про экономику и весьма осмысленно! Почему он не экономист?
Л: — потому что экономисты — это те, кто публикует свои работы в рецензируемых экономистами журналах и кого приглашают на экономические конференции!
Ф: — ну так пригласите его на коференцию, поговорите по-существу!
Л: — нет, так как он не экономист!


Круг замкнулся, заодно всем, кто прочитал становиться понятно, что «экономиксисты» — это довольно замкнутая секта, которой постороннее знание не нужно, ибо от него одни проблемы. Почему это не понимают отдельные (хотя и многочисленные) мои читатели? А потому, что у них явно или неявно вставлен оптимальный сценарий: получить большой западный грант и уехать отсюда навсегда. И они пытаются мне объяснить, что я такой сценарий реализовать не сумею, либо потому, что они хотят, чтобы я остался, либо потому, что им завидно, что сами они так не сумеют. Я, кстати, думаю, что если бы я захотел, то такой сценарий можно было легко реализовать (соответствующие сигналы были), но меня он не устраивает категорически, я в частности по этой причине и язык американский не учу. Но «оговорки по Фрейду» у некоторых читателей вылезают.

Что-то изменить с точки зрения современного описания экономической реальности в США можно только в том случае, если есть альтернативная экономиксистам экономическая школа. Что такое школа? Это довольно значительный набор людей, исследователей, которые связаны единым пониманием мира, который они исследуют (в нашем случае — реальной экономики), более или менее самосогласованным терминологическим дискурсом (профессиональным языком) и, что очень важно, самовоспроизводящаяся во времени. Последнее обстоятельство принципиально: ученики одного «гуру» научной школой не являются, даже если он является популярным экспертом, то есть соотносит свое учение с реальностью. Нужно посмотреть, что будет с его учениками после его смерти или ухода на покой. Без этого — не получится.

Отметим, кстати, еще одно очень важное обстоятельство. Если мы посмотрим на реальность, с которой соотносят свою теорию представители «экономикс», то мы увидим, что это не хозяйственная деятельность и не макроэкономика. Это, скорее, социализированная микроэкономика и (преимущественно) финансы. Это не значит, что макроэкономики нет в составе экономикс, но она носит явно подчиненный характер (еще бы, из нее следует, в соответствии с А.Смитом, конец капитализма) и, главное, она чисто модельная. Реальность экономиксистов не интересует, они ее подгоняют под свои теории (например, так изменяя статистические методики, чтобы получить две рецессии вместо одной в 70-е годы или экономический рост вместо реального спада в сегодняшней ситуации).

Вот где их реальность интересует, так это в финансах, тут они потоки изучают реальные. Мы-то понимаем, почему они так делают («экономиксизм» многие десятилетия полностью финансируют банкиры, управляющие бреттон-вудской финансовой системой и «Западным» глобальным проектом), но сути дела это все равно не меняет. Никуда не денешься, кто девушку кормит, тот ее и танцует! И вот тут самое время вернуться к Трампу.

Трампу нужен позитивный план (к выборам 2020 года), причем не абстрактный, с никому не интересными финансами, а конкретный, который можно было бы предъявить народу, точнее, электорату. Причем в конкурентных условиях, то есть такую чушь, которую излагает наше российское правительство показывать ну никак нельзя. А у него все (повторяю еще раз: все) экономические эксперты говорят на языке «экономикс». В США других просто нет. А если ты говоришь на языке некоторого сообщества, если ты учился в рамках некоторого сообщества, если вся твоя профессиональная среда из этого сообщества (отметим, довольно агрессивного), то очень трудно, чтобы не сказать невозможно, отвлечься от тех смыслов, которое это сообщество генерит. А весь конструктивный смысл экономикс сводится к одной нехитрой мысли: нужно дать денег банкирам и они все исправят!

Ну, согласитесь, трудно было бы ожидать иного, иначе за что они деньги-то столько времени получали! Но уж коли такая ситуация сложилась, с ней нужно что-то делать, поскольку главная задача Трампа, с которой он и пришел в Белый дом, состоит в том, чтобы банкирам денег не давать! Спрашивается, а есть ли в мире люди, которые умеют описывать экономику и при этом на «неправильном» с точки зрения Трампа языке не говорят? Ответ: есть! Где? В России. А больше нигде (научной школы политэкономии в Китае создать не успели, она там носит чисто практический характер, а в других соцстранах ее благополучно истребили за последние 25 лет, остались только отдельные «последние из могикан»).

Как этот потенциал использовать — отдельный вопрос. Понятно, что Трамп не может заказывать российским экономическим коллективам разработку стратегии для США напрямую. Да они ее и написать не могут, поскольку реальности экономической жизни этой страны знают слабо (те, кто знают, вроде Института США  и Канады, настолько заражены либерализмом, что их близко к этой работе подпускать нельзя). Значит, нужны какие-то сложные институциональные схемы. Но язык для работы в рамках этих схем нужно брать здесь, в России. Еще раз повторю, просто потому, что больше его нигде нет.

Кстати, что важно. Совершенно не принципиально, кто именно будет этим заниматься. Точнее, важно, но не настолько, насколько принципиально, чтобы привлекаемые для этой работы люди были именно носителями языка политэкономии, а не экономикс. Они просто будут описывать проблемы совершенно иначе. А вот затем, когда это описание будет уже вчерне готово, можно будет его отдать экспертам американским, чтобы они на его основе писали программу. Только желательно следить, чтобы они были не профессиональными экономистами (то есть экономиксистами), то есть чтобы они эту картину мира не переводили сразу на язык экономикс, а, скорее, «крепкими хозяйственниками» с некими пониманиями избирательного процесса.

Есть и еще одна проблема, как потом воспитывать альтернативные экономические школы в самих США (если этого не делать специально, естественным образом они прорастут лет через 25, которых никто в условиях кризиса ждать не может). Но это отдельный вопрос и его решение выходит за рамки 2020 года. А вот если ограничиться чисто насущными вопросами, то для Трампа и стоящими за ним элитными группами, категорически необходимо наладить институциональную структуру взаимодействия с политэкономическими школами в России, причем в самое ближайшее время.
12.07.2018

Хазин Михаил

Источник: https://izborsk-club.ru/15548




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта