Алексей Балиев: Вымираты живут мечтами о компенсациях (03.05.2019)

Вильнюс, Рига, Таллин все чаще предъявляют России счета за «советскую оккупацию», прекрасно зная о колоссальных вливаниях из бюджета СССР в экономику, социальную сферу, науку, культуру прибалтийских республик с начала 50-х. По текущему курсу эти дотации оцениваются более чем в 500 миллиардов долларов.
Прибалтика жировала за счет урезания расходов на развитие РСФСР, Белоруссии и некоторых среднеазиатских республик.

А стимул претензиям к РФ дает то, что Москва и сейчас почему-то умалчивает о дотированных ею рекордных темпах экономического роста и благосостояния Прибалтики в 50–80-е годы. На официальном уровне не вспоминают и о расширении некогда «братских» республик за счет передачи им территорий РСФСР («Область на бедность»).

Интересно, что в конце июня 1980 года в связи с 40-летием «советской оккупации» Прибалтики ряд западных радиоголосов (Би-би-си, «Немецкая волна», «Радио Швеции») «подвел черту» под социально-экономическими реалиями региона. Те же исследования были проведены Мюнхенским институтом по изучению СССР в первой половине 70-х. Основные оценки вкратце таковы.

По темпам роста совокупного валового продукта, жилищного строительства, газификации, реальных доходов на душу населения союзная Прибалтика с середины 50-х лидировала в СССР. То же – по темпам ликвидации последствий войны.

Реальный уровень зарплаты и других выплат населению был максимальным в СССР (наряду с Арменией, Грузией и Азербайджаном).

Средняя продолжительность жизни в советской Прибалтике к началу 80-х превышала 73 года, что являлось рекордом для СССР.

Реальный уровень розничных цен, тарифов, квартплаты был минимум на 15 процентов ниже «среднесоветского».

В общей стоимости производства и экспорта товаров доля продукции среднего и высокого переделов к началу 80-х в Прибалтике достигала почти 70 процентов против чуть более 10 в 1939 году.

Подчеркнем, эти и схожие показатели оставляют за скобками Калининградскую область РСФСР, которая изначально не включалась в реестр прибалтийских социально-экономических витрин СССР. Ибо русские не строптивые прибалты, могут и потерпеть...

Насчет социально-экономических реалий советской Эстонии весьма характерна оценка журналиста и бывшего главы пресс-службы Минфина республики Инно Тяхисмаа (сентябрь 2012 года): «Тогда не было головной боли, как перенести налоговое бремя и при росте цен со своей уменьшающейся зарплаты расплатиться за кредиты и лизинги, у которых ценность залога составляет половину суммы. Число эстонцев на самом деле поднималось, а не уменьшалось, как сейчас, земля была полна детьми. Эстонцы активно занимались развитием своей культуры, чему никто не препятствовал».

И далее: «В советское время семьи в республиках Прибалтики имели право (уже с первой половины 50-х, как и в Закавказье, в РСФСР и большинстве других республик – с начала 70-х. – А. Б.) построить дом, и это право использовали очень многие. По правде сказать, большая часть домов в Эстонии построена эстонцами без всяких кредитов. Сейчас не может мужчина построить себе дом, если он не директор строительной фирмы. А без кредита для этого просто нет денег. Процветали охота и рыбалка. Сельскую жизнь не было нужды развивать и поддерживать: она развивалась сама».

Отмечается также, что «колхозник и просто селянин получал от колхоза право использовать трактор с водителем (чего не было в краях и областях РСФСР. – А. Б.), если ему нужно».

«Моя бабушка жила одна в лесу, получила от государства бесплатно землю, держала коров и овец, продавала молоко и шерсть в пункт приема. Этим она зарабатывала себе несколько пенсий (именно несколько... – А. Б.). Успевала еще поддерживать своих детей и внуков. Ее жизнь была намного легче, чем у нынешних пожилых людей, которые едва сводят концы с концами… Она не ходила по врачам, потому что в них не было нужды. Она у себя дома слушала «Голос Америки». Но если бы моя бабушка знала, что представляет собой свободная Эстония, она бы предпочла остаться в советском времени».

«Я уже не говорю о бесплатном образовании», – напоминает Тяхисмаа.

Цены «были низкими до конца советского периода. Не помню, чтобы в чем-то был недостаток». Здесь стоит вспомнить начавшиеся уже в середине 60-х «колбасные десанты» из российской глубинки в крупные города РСФСР и соседних союзных республик...

Эпилог: «Но по официальной версии, то было временем террора, оккупацией и тюрьмой, которые нужно при каждой возможности проклинать, а нынешнее время – хвалить».

Опрос эстонского ТВ по теме «В Эстонской ССР жизнь была лучше, чем сейчас?» (2014 год) показал: почти 60 процентов телезрителей ответили, что в ЭССР жизнь была намного лучше. Еще 15 высказались против очернительства того периода. Причем, как сетуют многие местные эксперты, проблема положительного восприятия жизни при СССР касается всех прибалтийских стран. Поскольку люди ностальгируют не только по материальному обеспечению, которое у них было, но и по духовным ценностям того времени.

Не менее характерны данные эстонского издания агентства «Спутник» (август 2016 года): «В советский период всеобщая трудовая занятость позволяла каждому человеку в Эстонии иметь доход и социальные льготы, порой по своей ценности превосходившие сам основной доход. К социальным благам относились бесплатные профсоюзные путевки на санаторный или курортный отдых, пионерские лагеря для детей, бесплатное образование всех уровней, бесплатная медицина и многое другое».

В современной Эстонии безработица «держит в напряжении практически любого работника. Действующее законодательство позволяет уволить достаточно просто, а профсоюзное движение (в отличие от соседней Скандинавии) в зачаточном состоянии, не играет практически никакой роли при принятии важных решений, затрагивающих интересы работников».

Что касается пенсий, их размер в цифрах хотя и увеличился, но «не позволяет пенсионерам чувствовать себя столь же вольготно, как было в советское время».

Об образовании: среднее в ЭССР было обязательным и давалось «в зависимости от родного языка учащихся в полном объеме на эстонском или русском. Было в республике и русскоязычное высшее образование, правда, не по всем специальностям. Теперь высшего образования на русском языке в Эстонии как такового не существует, а русскоязычные школы все в большем объеме переводятся на эстонский язык».

Для перевода советских рублей в евро существует много методик. Одна из наиболее популярных приравнивает один советский рубль начала – середины 80-х примерно к 10 евро. Средний размер квартплаты за двушку в панельном доме в прибалтийских республиках составлял 10–16 рублей в месяц (с округлением – 100–160 евро) вне зависимости от сезона. То есть квартира обходилась дешевле. Но нужно добавить к этому, что «квартиры (пусть и в длинной очереди) люди получали бесплатно, у них не было нагрузки в виде жилищного кредита, который сейчас висит многолетним бременем почти на каждой современной эстонской семье».

Среднемесячная зарплата служащего колебалась от 90 до 150 рублей (900–1500 евро), рабочего – от 100 до 350 рублей (1000–3500 евро). Плюс существовали доплаты, премии и «тринадцатая» зарплата. Что, как и пенсии, было вполне приемлемо при стабильных советских ценах. Средняя пенсия в Эстонской ССР составляла от 70 до 130 рублей (700–1300 евро). О таких деньжищах (по паритету покупательной способности) нынешние пенсионеры могут лишь мечтать.

В более широком контексте, по данным Минфина, Госплана и Госкомтруда СССР, средний уровень зарплаты прибалтийских рабочих и инженеров с конца 40-х и до 90-х был выше минимум на треть, чем в РСФСР и Белоруссии. А у колхозников и работников совхозов разница достигала двух-трех раз. Показательно также, что в 40–60-х годах у прибалтийских колхозников паспорта не изымались, как в большинстве союзных республик.

И не калининградские, а именно латышские, литовские, эстонские порты были главными морскими воротами СССР на западе. До сих пор их доля во внешнеторговом трафике России превышает 20 процентов. Построенные в советские годы, они продолжают приносить до 35–40 процентов доходов в госбюджеты прибалтийских стран.

Автомобильные дороги в Прибалтике также были на высоте. И по качеству, и по протяженности на квадратный километр Литва, Латвия, Эстония делили в СССР первые места (далее шла Западная Украина, потом – Закавказье, а РСФСР была на 11–12-м местах).

В 70-х и до середины 80-х республики Прибалтики получали капвложений на гектар пашни минимум в 2,5 раза больше, чем в среднем по СССР. Вдобавок союзный центр распределял минеральные удобрения для сельхозугодий таким образом, что в Литовскую, Латвийскую, Эстонскую ССР поступало по 155, 196 и 209 килограммов соответственно на пахотный гектар. А РСФСР довольствовалась лишь 32,9–33,5 килограмма на круг.

Характерно, что в 1988 году среднестатистические латыши, литовцы и эстонцы потребляли в год мяса и мясопродуктов 84, 85 и 90 килограммов соответственно. В среднем по СССР этот показатель составлял не более 64 килограммов.

Годовое подушное потребление молока и продукции из него в начале – середине 80-х было: в Литве – 438, Латвии – 471, Эстонии – 481, а средний показатель для СССР – 341 килограмм на человека. Получается, что за год среднестатистический советский гражданин потреблял на 20–25 килограммов мяса и на 100 литров молока меньше, чем прибалт.

И размер капвложений на душу населения в прибалтийских республиках был выше, чем в целом по Союзу. Например, в 1989 году – 789 рублей по СССР, а в ЭССР – 872, в Литве – 856, в Латвии – 830.

Словом, именно прибалтам впору первыми расплачиваться по советским счетам.

Источник
03.05.2019

Алексей Балиев





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта