Андрей Захарченко: Взлетят ли цены на заправках? (17.01.2019)

15 января 2019 года Союз независимых участников национального топливного рынка «Независимый топливный союз» (НТС) выпустил пресс-релиз, в котором предупредил: январский скачок цен на топливо из-за повышения НДС до 20% и роста акцизов в 1,5 раза подталкивает вверх значение индекса Netback (индекс экспортной альтернативы — увеличился, начиная с января, в среднем на 9 000 рублей/тонна), что уже сказалось на росте биржевых цен. В настоящий момент, подчеркивается в пресс-релизе, существует высокая вероятность повторения сценария мая 2018 года, при этом независимые АЗС могут столкнуться с диспаритетом оптовых и розничных цен ещё накануне высокого сезона.
Пресс-службой НТС данный документ позиционируется как ответ на высказывания премьер-министра Дмитрия Медведева, который днем ранее в ходе правительственного совещания подчеркнул:

— У нас существует ряд договорённостей с нефтяными компаниями, в том числе о том, что рост цен на нефтепродукты, моторное топливо не должен превышать уровень инфляции, — заявил премьер-министр. — В свою очередь мы готовы в этом смысле оказывать поддержку нефтяному сектору, чтобы таможенно-тарифные льготы в нефтедобыче были сохранены в полном объёме. Надеюсь, что это даст возможность соблюдать все договорённости и что нам не придётся прибегать к крайним мерам, которые неоднократно анонсировались, но на которые мы не пошли. Я имею в виду так называемые заградительные пошлины на экспорт.

Отвечая на вопрос главы кабмина о текущем состоянии дел на рынке нефтепродуктов, зампред правительства Дмитрий Козак отметил, что ценовая ситуация на внутреннем рынке моторного топлива соответствует договорённостям, которые были достигнуты 31 октября 2018 года, и добавил:

— Ведётся проверка крупных региональных, так называемых независимых, розничных сетей на предмет выявления монополизации розничного рынка и злоупотребления монопольным положением, — добавил Козак. — В некоторых регионах, несмотря на то что это достаточно большая розничная сеть, выявлены факты монополизации этого рынка через аффилированных лиц. В этом случае принимаются меры, предусмотренные антимонопольным законодательством.

В свою очередь, президент НТС Павел Баженов заявил:

— Правительство России, по всей видимости, волнует цена на стелах АЗС только, как фактор, создающий социальную напряженность. Тут, конечно, можно действовать в соответствии с маркетинговыми рецептами продуктовой розницы и продавать «пресловутые 9 яиц». Да, можно поставить на стелах АЗС цену 20 рублей за АИ-92 хоть завтра. Правда цена будет за пол-литра. Однако проблема постоянного роста цен на моторное топливо так и не будет решена. Необходима комплексная реформа российского топливного рынка. Подчеркну, если предложения Независимого топливного союза будут реализованы, мы совсем скоро сможем увидеть на стелах 35 руб. за честный литр бензина. К сожалению, в текущих условиях, никаких других вариантов не допустить роста цен на топлива, кроме пресловутых маркетинговых ухищрений — нет!

Конкретный рецепт НТС по недопущению трагедии с ценами на бензин заключается в следующем: отменить акцизы на топливо, обязать отечественные нефтяные компании реализовывать все производимые нефтепродукты через Санкт-Петербургскую международную товарно-сырьевую биржу, а также привязать розничную цену к биржевым котировкам, установив предельно допустимые процентные наценки от крупнооптовой цены (30% на автомобильные бензины и 25% на дизельное топливо).

Оценивая по просьбе «СП» эти предложения, эксперты отметили, что в них есть здравое зерно.

— В принципе, идея привязать розничные цены на бензин к биржевым котировкам неплохая, — считает эксперт-экономист Михаил Хазанов. — Ведь до ноября 2018 года они двигались как в анекдоте.
«Нефть дешевеет — бензин дорожает, нефть дорожает — бензин дорожает, нефть стоит на месте — бензин дорожает. Будь упорным — будь как бензин». Хотя, по логике вещей, со снижением цен на нефть должна падать и стоимость бензина, а подобное возможно как раз при использовании биржевых торгов.

Что же касается акцизов, то их влияние сказывается на всех — и независимых АЗС, и ВИНКах (вертикально-интегрированных компаниях — ред.), владеющих собственными сетями автозаправок. И вряд ли они в восторге от их повышения, тогда как федеральный бюджет от роста их ставок особо не выиграл. Поэтому во избежание подъема цен после марта, когда закончится действия соглашения правительства и крупнейших нефтяных компаний о стабилизации розничных цен на бензин и дизельное топливо, было бы лучше ставки акцизов уменьшить, либо тогда придется договор продлевать.
 
 
Конечно, полагает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, акциз лучше было бы отменить совсем, но в крайнем случае можно сделать его плавающим. ВИНКи это вполне бы устроило, поскольку позволило бы сдерживать рост цен на нефтепродукты.

— План повышения акцизов для наполнения бюджета был принят в 2015—2016 годах, когда цена на нефть упала до 30 долларов за баррель, — говорит он. — Но сейчас дефицита бюджета вроде бы нет, поэтому вполне можно было бы акцизы не повышать. И в этом плане я согласен с независимыми заправщиками — регулировать надо именно акцизами, а не в ручном режиме, не шантажом, когда правительство поставило ультиматум по принципу «если не стабилизируете цены прямо сейчас, не сходя с места, то мы запретим вам продавать нефть за рубеж». Думаю, ближе к марту правительство будет все-таки вынуждено пойти на диалог с нефтяниками по снижению акцизов, тем более что эта идея выгодна и ВИНКам. Которые, кстати, будут к этому разговору подготовлены серьезнее, чем в октябре-ноябре 2018 года. Тем более что Игорь Сечин, полагаю, уже доносил свою позицию до президента. Да и лобби нефтяное укрепилось, правительство само теперь вынуждено обращаться за помощью к нефтяникам, поскольку Минэнерго договорилось о снижении добычи с ОПЕК, так что шантаж тут уже не сработает. А вот идеи по товарно-сырьевой бирже и привязки цен к биржевым котировкам вряд ли выполнимы. Потому что для тогда теряется смысл вертикальной интеграции. Зачем самому добывать и перерабатывать, если ты вынужден продавать через биржу? Наоборот, ВИНКам выгодно, чтобы подобного регулирования не было. И вообще возникает вопрос, а почему для бензина потолок наценки должен быть именно 30%? Пожалуй, больше шансов на воплощение имеет предложение «Роснефти» по квотам — чтобы не обязательно через биржу, но на внутренний рынок компании отдавали по 17−17,5% своей добычи.

— А насколько, по вашему мнению, вероятен озвученный НТС сценарий с ценниками на АИ-92 по 20 рублей за пол-литра?

— Может быть, какие-то ухищрения здесь и будут, по этому пути тоже можно пойти. Вспомните, все новогодние праздники говорили про эти «девятки яиц». Посмотрите на другие товары. Мало кто молоко то же самое продает по «честному» литру, в основном по 975, по 950 миллилитров. Впрочем, даже если такие ценники на стелах у дорог и появятся, где-нибудь на заправке все равно будет висеть бумажная распечатка с печатью и подписью с указанием, что сегодня литр бензина стоит столько-то рублей. Потому что это требования регламента.

— Не приведет это к росту недовольства населения такой политикой заправщиков?

— Несмотря на то, что все жалуются на дороговизну, бензин все равно покупают. А главное, АЗС довольно успешно переводят стрелки недовольства на правительство. Да, появляются периодически призывы к каким-то акциям вроде «сегодня мы не заправляемся на „Лукойле“, завтра — на „Газпроме“, послезавтра — на „Роснефти“, заставим их снизить цены». Но, по сути, не они же теперь цены устанавливают, а государство, и от компаний тут уже мало что зависит. И это недовольство государством у потребителя присутствует.

— И каким же образом им тогда выживать? Вернее, с ВИНКами-то тут все понятно, они встроены в мощные холдинги государственные, полугосударственные, так что не пропадут. А вот независимым-то заправщикам как выживать?

— У многих независимых в действительности очень маленькая маржа. В большинстве случаев предприниматель не сосредотачивается на топливе, а просто держит пару автозаправок на какой-нибудь трассе, попутно имея гостиницу где-нибудь в Анапе и шашлычную где-то под Махачкалой. А вот если бы они сосредоточились на топливе и пошли бы в ногу со временем, все могло бы быть иначе.

— Что вы имеете в виду?

— Например, бизнесмен мог бы открыть на заправке минимаркет и продавать что-то еще, кроме бензина. ВИНКи, например, так и развиваются, гася волну колебаний цен на нефтепродукты и нивелируя потери маржинальности из-за этого. На одном только кофе они очень серьезно зарабатывают. Если не ошибаюсь, только «Газпромнефть» выручила на этом более 1 миллиарда рублей в 2018 году. Именно в этом, в уходе от монотоварности, и заключается способ выживания независимых заправщиков в сложившихся условиях. Но независимым, к сожалению, так развиваться не хочется.

— Если быть честными, — подхватывает мысль аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев, — то компании, не относящиеся к ВИНКам, работают сейчас себе в убыток. В Сибири, например, по причине нерентабельности временно закрылось множество бензоколонок. Конечно, совсем независимые компании не исчезнут, но, видимо, какая-то их часть все же будет вынуждена перейти под крыло тех же ВИНКов. Остальные будут вынуждены каким-то образом увеличивать свою маржу, задействовать какие-то резервы.

— Учитывая, что кроме реализации непосредственно топлива у независимых АЗС пока никаких других инструментов нет, можно ли предположить, как сильно подорожает бензин весной этого года? И если помечтать, что правительство каким-то немыслимым образом вдруг согласится на потерю своей доли в стоимости топлива, согласится на предложения НТС, смогут ли россияне действительно увидеть цену на 92-й бензин в пределах «старых, добрых» 35 рублей?

— К сожалению, 35 рублей — уже нереальная цена ни при каких условиях. Потому что это даже ниже тех расходов, которые несут нефтяники с учетом налоговой нагрузки. Что касается весны, то если правительство пойдет нефтяникам навстречу, то мы увидим подорожание топлива в пределах 1,5−2 рублей. Если же договоренности достигнуты не будут, то нефтяники уйдут в свободное плавание и рост цен составит в зависимости от марки топлива 3−5 рублей. На практике трудно сказать, сработают ли уже запущенные механизмы, правительство считает, что они помогут сохранить поступления в бюджет и при этом меньше давить на нефтяников. Но я, например, в ослаблении давления не уверен.

— Почему?

— Потому что по сути это, так сказать, те же яйца, только сбоку. Вместо налога на экспорт с них будут брать налог на добычу полезных ископаемых, что, собственно, то же самое. Просто правительство вроде как надеется за счет этой меры простимулировать производство бензина в стране, а не продажу нефти за рубеж. Но вопрос в том, насколько это выгодно самому правительству. Ведь у нас львиная доля валютных поступлений приходится как раз на продажу энергоносителей. И если сейчас правительство заставит нефтяников реализовывать всю нефть на внутреннем рынке, то что мы получим от продажи нефти за рубеж? Что мы в рамках бюджетного правила будем закладывать в резервный фонд? Ничего. Так что, думаю, само правительство не заинтересовано, чтобы вся нефть шла на переработку. Оно пытается каким-то образом усидеть на двух стульях, но насколько это реально, я не знаю, тут дилемма. Нефтяникам сейчас действительно выгодно продавать нефть за рубеж, а не перерабатывать здесь. Однако новые меры правительства предполагают именно это. И начало 2019 года нам прекрасно показало всю «эффективность» этих механизмов. Несмотря на все договоренности, несмотря на жесткие ограничения и обещанные нарушителям санкции бензин дорожает, вопреки всему.
 
17.01.2019

Андрей Захарченко
Источник: http://svpressa.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта