Надана Фридрихсон: Зачем Эрдоган прилетел в Москву? (26.01.2019)

В среду в Кремле прошла встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Лидеры двух стран обсудили ключевые вопросы в российско-турецких отношениях: обстановка в Сирии с прицелом на Идлиб, газопровод, экономическое сотрудничество. И если с последними пунктами более-менее все понятно: «Турецкий поток» реализуется, товарооборот растет, поток туристов не иссякает, то вот ситуация в Сирии далека от идеальной. Более того, сложившаяся обстановка в Идлибе вынуждает Эрдогана не только искать компромисс, но и по-восточному хитрить.

К востоку от реки Евфрат


Эрдоган приехал договариваться по двум насущным для него пунктам. Первый — создание буферной зоны на востоке реки Евфрат. Это принципиально важный для турецкого лидера вопрос, поскольку там находятся не только курдские формирования, которых в Анкаре приравняли к ИГ* (запрещенная в России террористическая организация), но и американские военные, которые вот-вот должны выйти. Изначально турецкий президент, воспринявший заявление Трампа об уходе из Сирии «на ура», рассчитывал, видимо, что Вашингтон передаст свои военные базы в этой зоне Турции, что поможет ей начать наступление на курдов и, наконец, решить для себя этот болезненный вопрос.

Однако угроза Трампа «разрушить экономику Турции», если Анкара решится атаковать позиции курдов в Сирии ясно дала понять, что американцы не собираются отправлять на убой своих союзников, тем более что курды — это отличная возможность трепать нервы Дамаску на политическом уровне. А это значит, что США скорей оставят свои базы им, или уничтожат, но точно не даруют члену НАТО Турции.

Для турецкой безопасности это двойной удар и дополнительный стимул организовать там буферную зону — если и не для нападения на курдов, то хотя бы для мониторинга ситуации.

А поскольку с американцами договориться в этом вопросе не вышло — надежда на Россию. Кроме того, Эрдоган мог исходить из логики — раз курды присягнули американцам, Москва не будет возражать.
 

В Идлибе что-то пошло не так


Второй пункт — это, конечно, ситуация в многострадальном Идлибе. Тут важно напомнить, что накануне переговоров Путина и Трампа МИД России выступил с заявлением.

«Обстановка в зоне деэскалации стремительно деградирует. Территория фактически взята под полный контроль группировкой „Хайят Тахрир аш-Шам“ (одно из названий запрещенной в РФ террористической группировки „Джебхат ан-Нусра“)** за счет вытеснения отрядов умеренной вооруженной оппозиции», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Дипломат также отметила, что с момента создания демилитаризованной зоны в Идлибе зафиксировано свыше тысячи случаев нарушений режима прекращения огня. И на то есть причины.

Для борьбы с боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам» турки создали т.н. «Фронт национального освобождения» (ФНО), куда вошли самые разные силы. Осенью 2017 года между боевиками и протурецкими силами вспыхнули боевые действия, по итогам которых силы ФНО оказались оттеснены на юг провинции Идлиб, т.е. к линии соприкосновения с сирийской армией.
 
В свою очередь ХТШ взяли под свой контроль север Идлиба, перекрыв туркам пути сообщения со «своими мятежниками». Сложись все наоборот, у Эрдогана в рукаве был бы отличный козырь для торгов с Москвой. Но сложилось так, что турецкие силы не просто не смогли обуздать террористов, но и вынуждены с ними вступать в переговоры о пропуске военных и техники на наблюдательные пункты на линии фронта с сирийской армией.

В результате мяч оказался на стороне Москвы. Еще в октябре 2018 года на саммите в Стамбуле Путин подчеркнул: Россия оставляет за собой право помочь сирийским военным в ликвидации террористов в провинции Идлиб, если боевики будут продолжать провокации.

А провокации лишь набирают обороты. На днях две группы боевиков ХШТ атаковали сирийские войска в зоне деэскалации. Чем не повод для России поддержать войска Асада в наступлении? Но тогда на линии огня первыми оказываются протурецкие мятежники, а именно этого Анкара хочет избежать. ФНО ей еще пригодится для «разборок» с курдами на востоке от Евфрата.
 

И что делать Эрдогану?


В такой непростой ситуации турецкому лидеру оставалось немного вариантов на переговорах в Кремле. Один из них договориться, чтобы сирийская армия не наступала на ФНО, а ограничилась атакой при помощи России на боевиков.

Однако тут кроется подвох. Газета Al-Watan сообщила, что на северо-западе Сирии вновь появились Белые каски, которые, аффилированы с группировкой «Джебхат-ан Нусра». Совпадение ли, что они активизировались накануне возможного наступления правительственных сил на Идлиб? Едва ли.

Т.е любая попытка зачистить Идлиб от боевиков может «по старинке» закончиться вбросами о применении химического оружия в провинции и негодованием Запада, в первую очередь Франции и Германии, поскольку еще на саммите в Стамбуле Макрон и Меркель жестко обозначили свою позицию — любой силовой сценарий разрешения ситуации в Идлибе недопустим.

Зато, если бы все сложилось именно так, Эрдоган оказался бы в выигрыше. Позиции ХТШ, мешающие ему на севере Идлиба, были бы ослаблены, протурецике силы не затронуты, а в сторону Дамаска, да и Москвы, полетели бы очередные обвинения. А Турция вроде как и не при чем, и по-прежнему друг и союзник России.

И ничего, что Эрдоган не отказался от мантры, что Асад должен уйти, ведь как только западные страны начинают критиковать Дамаск и российские действия в Сирии, роль Турции как партнера Москвы возрастает прямо пропорционально критике.

Москва парирует


Это лишь предположение, с чем Эрдоган приехал на переговоры в Кремль. Но многое из того, что происходит «на земле» подтверждает эту версию. Тогда возникает вопрос — если расклад именно такой, чем может ответить Москва?

Дело в том, что Россия не заинтересована разгребать «авгиевы конюшни» в Идлибе здесь и сейчас. Торопиться не имеет смысла, особенно когда госсекретарь США начинает заигрывать с Асадом, посылая ему недвусмысленные сигналы. Поэтому Москва, нацеленная играть в долгую, могла ответить Эрдогану по пунктам:

Разберитесь с составом ФНО — кто там умеренная оппозиция, а кто растворившиеся в ее рядах боевики. Усадите умеренных за стол переговоров, поскольку пора переходить к фазе политического урегулирования в Сирии, особенно на фоне выхода американцев. И при этих условиях, сирийская армия может пока воздержаться от наступления на них в Идлибе.
 
А если вы сможете это организовать, тогда у вас, турецкие коллеги, окажутся развязаны руки, чтобы разобраться и с ХШТ, как вы и обещали. И вот после этого мы вполне можем обсудить вопрос буферной зоны на востоке реки Евфрат.

Сами разберёмся


Подобные требования едва ли устроят турецкого визитера: Эрдоган ведет свою игру в Сирии, и растворяться в союзничестве с Москвой, и тем более Тегераном и Дамаском, не намерен. Так что нет ничего удивительного, что министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил по итогам встречи — Анкара способна самостоятельно создать зону безопасности в Сирии, а «если с нами захотят сотрудничать США или другие страны, мы не будем против. Но мы можем самостоятельно создать эту безопасную зону», — приводит слова дипломата ТАСС.

В ближайшее время политику Турции станет более агрессивна. Тревогу вызывает возросший интерес Эрдогана к Афганистану, когда перебрасывают силы ИГ. Ругаться с Москвой он не хочет, но уступать свои позиции в Сирии в угоду Дамаску или Тегерану не станет. Поэтому и ищет точки соприкосновения с Вашингтоном. И в скором времени, вынеся тему курдов за скобки, найдет.

* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
26.01.2019

Надана Фридрихсон
Источник: https://svpressa.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта