Станислав Тарасов: Запад закрепляется в Закавказье? (29.11.2018)

Президентские выборы в Грузии и предстоящие внеочередные парламентские выборы в Армении с кипящими политическими страстями поддерживают у экспертов чувство повышенного тонуса в предчувствии вливания очередной порции политического адреналина. Как пишет французское издание Libération, многие из аналитиков считают, что происходящее является провозвестником тектонических изменений во всем регионе. Но каких именно?
Руководитель Кавказского института стратегических исследований Теймураз Туманишвили и грузинский политолог Гела Васадзе полагают, что смена власти в Армении, а также «демократическая Грузия символизируют запуск процесса европеизации в Закавказье», куда с Балкан на Восток перемещается «мягкое подбрюшье» Европы. И теперь важно в географическом, точнее, в геополитическом смысле определить, где в этом регионе будет обозначена «крайняя восточная точка Европы». Ведь Грузия и Армения рассматриваются как страны, сходные во многих отношениях. Территория и население — величины одного порядка, обе они лишены крупных нефтегазовых ресурсов, историческое развитие грузинского и армянского народов тесно переплетено. Но сейчас у Тбилиси и Еревана налицо расхождение в стратегических курсах.

Грузия, независимо от итогов президентских выборов, будет следовать евроатлантической интеграции. Что касается Армении, она пока что придерживается евразийской интеграции, хотя, как представляется, после парламентских выборов и формирования нового правительства Ереван, как он дает понять, может несколько переосмыслить свое положение и приступить к разработке новой стратегии развития, смысл которой, похоже, будет сбалансирован и ориентирован на приближение к центрам западной цивилизации. Если этот процесс начнет набирать силу, то в Закавказье рано или поздно может появиться геополитический водораздел.

Кстати, бакинские СМИ сообщают, что на форум Гражданской платформы Восточного партнерства Европейского союза, который состоится 10−12 декабря в Тбилиси, не пригласили представителей властей Азербайджана. Будут заместители министров иностранных дел Украины, Молдавии и Белоруссии, глава МИД Армении. Более того, 11 декабря предусмотрено выступление на форуме временного армянского премьера Никола Пашиняна. Больше всего Баку возмущен тем, что в текст итоговой резолюции может быть включен пункт о территориальной целостности Украины и Грузии, но ни слова об Азербайджане. Кто принял решение о том, что не стоит приглашать Баку в Тбилиси? Это является инициативой ЕС или грузин?

На днях Пашинян, говоря о главных направлениях во внешней политике страны, заявил, что в приоритетах — укрепление союзничества с Россией, стратегические отношения с Ираном и Грузией, развитие взаимодействия с США и ЕС, отношения с Китаем, Японией и Индией и т.д. Бакинские СМИ почему-то сочли, что это «каша в головах у многих в Ереване», поскольку предложенный список состоит из стран, «многие из которых имеют друг с другом непримиримые противоречия». Но вот факты. Почти три четверти всего экспорта и импорта Армении идет через Грузию, которая числится в самых проблемных партнерах Москвы в Закавказье. Тбилиси находится в прямой энергетической зависимости от Баку, а все крупные азербайджанские энергетические и транспортные проекты (нефтепроводы, газопровод, железная дорога) осуществлены на территории Грузии. Но Тбилиси не присоединился к блокаде Армении.

В принципе, Баку мог прибрать к рукам немало инструментов для давления на Грузию, но он сам является заложником геополитики. Потому что Тбилиси имеет возможность провести диверсификацию поставок энергоресурсов и в различных ключевых секторах экономики, чтобы Азербайджан не превратился в монопольного игрока на грузинском рынке. Ереван, несмотря на американские санкции, не сбрасывает со счетов иранский вектор политики, в том числе и в сфере развития энергетического сотрудничества. Теоретически четырехугольник Россия — Грузия — Армения — Иран если и не разваливает энергетический треугольник Азербайджан — Грузия — Турция, то создает параллельный маршрут, в котором Армения превращается в транзитное государство, а Грузия — в закавказский энергетический хаб.

Помимо того, после визита Пашиняна в Брюссель отношения Армении с ЕС стали налаживаться, и Ереван по рекомендации Брюсселя намерен в будущем изменить даже конституцию. По мнению некоторых экспертов, в недалеком будущем может возникнуть проект конфедерации Грузия — Армения, так как находясь еще дальше от Западной Европы, чем балканские страны, и в кавказском «неевропейском» окружении, Тбилиси и Ереван будут подталкивать ко вступлению в евроатлантическое пространство. Полагая, что две страны не только в далеком историческом прошлом, но и сейчас стоят перед экзистенциальными вызовами, которые могут возникнуть, если США параллельно с европеизацией ускорят реализацию в Закавказье своего геополитического проекта «Большой Ближний Восток», когда республики региона будут рассматриваться как продолжение друг друга.

Обострение отношений между Россией и Западом, сирийский кризис, нестабильность в Ираке, санкции против Ирана, неоднозначные политические процессы в Турции способны ввести Закавказье в зону политической турбулентности. Ощущается наличие серьёзных рисков практически у всех крупных стран, окружающих регион. Остаются неразрешенными конфликты внутри самого региона. В сумме это делает ситуацию в Закавказье крайне тревожной. Одно сейчас совершенно ясно: выборы в Грузии и выборы в Армении могут действительно определить новый рубеж в истории региона и, как пишет The Washington Post, «ставки как никогда высоки — и для Грузии, и для Армении, и для Запада».
29.11.2018

Станислав Тарасов
Источник: https://regnum.ru/news/polit/2527757.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта