Жителям Приморья надоело, что их для власти не существует (28.09.2018)

После провальных для Кремля выборов в Приморье и потери лица из-за накруток в пользу провластного кандидата и отмены итогов голосования, Владимир Путинперевел на должность врио губернатора края руководителя Сахалинской области Олега Кожемяко. Его встреча с президентом состоялась 26 сентября.
Глава государства "предупредил" Кожемяко, что ситуация на Сахалине "хорошая и даже выгодно отличается от многих других субъектов РФ, в том числе на Дальнем Востоке".

Назначенец, как известно, уже занимал посты губернатора Амурской области в 2008-2015 гг. и Сахалинской области в 2015-2018 гг. При этом на выборах на Сахалине показал результат свыше 67%.

Бывший врио главы Приморского края Андрей Тарасенко, выходец из "Росатома" и ставленник первого замглавы АП Сергея Кириенко, "попросился" на другую работу, не став ни отстаивать свою "победу" во втором туре, ни пытать счастья в так называемом "третьем" раунде.

Голосование в крае было названо "приморской аномалией". К Дальнему Востоку давно приковано большое внимание властей, реализуется немало финансово емких проектов. Саммит АТЭС, "дальневосточный гектар", а теперь еще и начал работу специальный административный район (САР) на острове Русский – так называемый "русский офшор".

Казалось бы, где офшоры, а где – голосование в губернаторы? Но все это взаимосвязано. Жители региона чувствуют, что пока с высоких трибун говорятся важные слова о развитии региона, о "рывках и прорывах", на деле огромные средства вливаются в офшоры и ненужные проекты, которые лишь создают нужное впечатление для зарубежных гостей, а на уровень жизни населения почти не влияют.

Поэтому и случилось "приморское голосование" – просто жителям окончательно надоело, что их для власти как будто не существует, уверен председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. Он рассказал об этом в беседе с Накануне.RU.

– Мы видим голосование во Владивостоке, почти судорожное перекидывание губернаторов с одной дальневосточной вотчины на другую, а вслед за этим первые резиденты появляются в "офшоре" на острове Русский – это позволит решить проблемы Приморья?

– К развитию региона этого не имеет отношения. Тут речь идет о попытках создать механизмы для частичного возврата российских капиталов из-за границы в связи с принятием известного закона от 2 августа прошлого года о противодействии "врагам Америки", где Россия была, по сути, и объявлена этим врагом. А никаких реальных механизмов создано не было. Все… "прозевали". Буду максимально точен в выражениях.

Теперь спохватились, поскольку огромное количество наших высокопоставленных чиновников каждый понедельник протирает глаза и надеется, что во вторник снимут санкции, не понимая, что это навсегда. Так и рождаются всякие идеи вроде особых зон. А где зоны делать? Владивосток, остров Русский. Хотя это повторение неработающих игорных зон, и на том же острове Русский пять лет назад должна была работать свободная экономическая зона.

Это все очередные приступы "бюрократического творчества", которые в конечном счете имеют главной задачей отчитаться перед начальством, что "идет большая работа".

– То есть деньги вливаются, все это видят, но никакого эффекта не получают? Так и рождается "приморский казус"?

– Безусловно, потому что на самом деле, даже если деньги вкладываются как бы в хозяйство – в тот же остров Русский, тот же Дальневосточный университет – они во многом вкладываются впустую. Я уж не говорю про скандалы, которые сотрясают этот вуз, и про полное обездвиживание на острове Русский в течение последних лет до саммита АТЭС и после него. Все это без ума, без фантазии, без проекта – просто выдумки. Разгромить прекрасный в центре Владивостока Дальневосточный госуниверситет для того, чтобы создать "кормушку" для совершенно разных наезжающих сюда чиновников из разных команд – там был Миклушевский, потом Иванец, сейчас еще один – у которых нет никакой серьезной и даже маломальской научной, образовательной программы – ничего.

Вложили деньги, построили хороший комплекс, кто спорит, но университет — это не недвижимость, иначе бы в любой стране мира достаточно было построить корпуса – и зацвело бы высшее образование. Нет проекта, нет понимания, нет людей, нет кадровых решений под эти проекты – назначим какого-нибудь, кто-то подсуетился, по блату назначим, года-два посидят, потом, может, года два в тюрьме посидят – но зато кто-то увидел кусочек счастья своего.

Никто не отвечает за результат, а результат исходный даже не запроектирован.

– Иными словами, население чувствует приоритет олигархов и офшоров для власти над простыми гражданами?

– Конечно! Что такое АТЭС – если брать Владивосток, Приморский край? Во-первых, неверное решение, потому что надо было идти не на остров Русский, а вглубь материка! Географические, транспортные трудности только усилили этим решением.

В чем была идея – удивить представителей АТЭС, одна Индонезия на 13 тыс. островах – вот их удивить островом и океаном.

И была ведь серьезная борьба, и я частично участвовал в этой борьбе, работая в полпредстве, но мощнейший лоббизм провел этот остров Русский. Все красиво, да, только география подкачала и голова у тех, кто это проектировал.

Нужно массовое строительство. Этих мощностей нет, и никто их не готовил. Продумать что-то наперед тоже никто не смог. Поэтому привезли огромное число мигрантов, которые, кстати, там частично и остались. И опять деньги куда пошли? В московские структуры, самим дальневосточникам не досталось практически ничего.

– Помнится, еще были ТОРы…

– Предыдущее Министерство развития Дальнего Востока во главе с Галушка придумало эти ТОРы. Идея в чем? Я лично спрашивал об этом Галушка, надо ему отдать должное, он честно сказал, в чем проблема Дальнего Востока – в том, что в Сингапуре 9% налогов, а у нас 40%. Вот если мы создадим такие точки с 9% налогов, со спецрежимами миграции и прочим, то мы будем, как Сингапур. Я не понял сначала, переспросил – вы действительно думаете, что если мы сделаем малопроцентные налоги, то сюда весь мир бросит свои миллиарды долларов? Да, говорит, я уверен за эти ТОРы.

Но в этих ТОРах спецрежимы – и кому нужно брать дальневосточников, которые требуют соцпакет, уважение, могут, в конце концов, пожаловаться губернатору или президенту – кому они нужны, когда можно навезти интернациональную рабочую силу со всего мира?

То же самое с проектированием портов промышленных структур – дальневосточникам ничего не достается – ни заказов, ничего. Все решают в Москве из года в год, делают очень плохо или, точнее, не плохо, а вредительски, никого не наказывают, а новые деньги опять идут в никуда.

Портов реально нет на Дальнем Востоке, в Приморском крае, ничего нет, результата нет. Транспортные коридоры – болтают про них 30 лет с утра до вечера, никаких коридоров нет – огромные деньги проедены в Москве.

– Тогда и настроения в Приморье неудивительны?

– Конечно. Я вообще удивляюсь долготерпению дальневосточников, и особенно жителей конкретно Владивостока, основного центра. Это удивительные люди по их терпению! Вместо того, чтобы использовать для развития самостоятельность, самодеятельность, предприимчивость дальневосточников – особенно коренных, во втором, третьем поколении, это вообще наше национальное достояние, – идет нещадная эксплуатация, причем в наглую. Естественно, в конце концов, народ выражает свое недовольство.
28.09.2018


Источник: https://www.nakanune.ru/articles/114369/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта