Вячеслав Шпаковский: Информация вместо пуль (29.01.2019)

И если труба будет издавать неопределенный звук, кто станет готовиться к сражению? 
(1-ое Коринфянам 14:8)
Но если я не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец. 
(1-ое Коринфянам 14:11)
А потому, говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования. 
(1-ое Коринфянам 14:13)
После выхода материала по этой теме многие посетители сайта «ВО» высказывались в том смысле, чтобы публикация материалов по теме управления информацией была бы продолжена. Но… с демонстрацией ряда конкретных примеров. Ведь если информация — это «оружие вместо пуль», то есть же и какие-то способы от нее защититься и в свою очередь использовать это оружие против противника, не так ли?

В разное время разные авторы придумали много самых разных вымышленных стран, начиная от Атлантиды Платона и до Океании Оруэлла. Наши российские и советские авторы таких стран тоже придумали немало. Однако, на мой взгляд, нет лучше книги, в которой фигурирует вымышленная страна, чем роман «Патент АВ» Лазаря Лагина, автора знаменитого «Старика Хоттабыча». Причем интересно, что про «Хоттабыча» знают все, а вот «Патент АВ» такой популярности почему-то не снискал. Однако хотелось бы посоветовать посетителям «ВО» его все же перечитать. Это просто блистательный (иначе и не скажешь) антикапиталистический роман не только, как выясняется, нашего любимого детского писателя. И я бы еще сказал, что это продуманная и интересная книга, имеющая самое прямое отношение к теме управления общественным мнением.

Ну что ж, учитывая «просьбы трудящихся», продолжаем публикацию материалов по этой теме. Причем следует сразу оговориться, что в статье №2 был дан список книг по этой теме, изданных у нас в России, причем книг упоминавшихся в ней зарубежных авторов. Но… многие из них были написаны очень давно. А надо бы примеры посвежее, не так ли? Вот мы и познакомимся с такими примерами. Но рекомендации будут немного отдавать беллетристикой. То есть события будут происходить, как и в романе О.Генри «Короли и капуста», в некоторой вымышленной стране. Назовем ее… ну, скажем, Тайфунией, и пусть лежит она где-нибудь посредине океана и будет достаточно богатой (чтобы имело смысл с ней связываться). Наверное, у нее может быть и аналог в нашем мире, вот только вы никогда не угадаете, что это за страна. А в рамках политкорректности следует добавить, что все совпадения с какими-то известными моментами совершенно случайны и неумышленны.
 
Итак… Начнем с примера, известного мне с 2000 года. Тогда я командой студентов ПГУ находился в С. Петербурге на Всероссийском фестивале ПР в ЛЭТИ (Ленинградском электротехническом институте) «PR – профессия третьего тысячелетия». Помимо решения конкурсных задач преподаватели – участники фестиваля, выступали на мастер-классах. Кто-то рассказывал о влиянии «закона Парето» на общество и ПР, а вот на один мастер-класс был приглашен глава компании «ПР-консалтинг», который рассказал о роли целенаправленного управления информационными потоками в обществе. Пример был такой. В 90-ые годы в некоей области нашей страны на выборы губернатора выдвинули свои кандидатуры три кандидата: от коммунистов, независимый и от бизнесменов-братков. От каждого, естественно, к избирателям потянулся поток информации, содержавший призывы, обещания, разъяснения, словом все, как обычно. И вот руководство этой компании решило помочь независимому кандидату, потому что и от коммунистов, и от «братков» тошнило их одинаково. Они отправили «команду» в помощь «независимому кандидату», но он им ответил так же, как в кинофильме «Человек-амфибия» (1962 года) ответил Бальтазар Педро Зурите: «Да, но у меня же ведь нет…» То есть он был бедным и не мог себе позволить практически ничего сверх положенного ему по закону, как кандидату! А его противники были богаты, могущественны и… могли!

Но руководитель команды профессионалов заверил его, что деньги в данном случае не главное. На том и порешили, и команда приступила к работе. Было проведено исследование, по итогам которого этому кандидату (назовем его простоты ради «Ивановым») было предложено… отправить жену на отдых… в Болгарию. На все время избирательной кампании. На это у него денег хватило. И не просто отправить. А широко оповестить об этом СМИ, дать интервью, показать сюжет в новостях как она садится в поезд и т.д. Что и было сделано.

И два противника Иванова тут же начали лить на него грязь, воспользовавшись для этого данным информационным поводом. «Денег накрал и послал жену в Болгарию!», «Жену в Болгарию, Иванова – в баню!», «С глаз долой – из сердца вон, Иванов сбыл жену в Болгарию на все выборы». И рейтинг его и без того невысокий, стремительно покатился вниз.

«Вы что творите? – возопил несчастный Иванов, придя в штаб-квартиру своих «помощников». – Итак все было плохо, а стало еще хуже!»

«Не волнуйтесь, делайте свое дело, – успокоили его пиарщики-профессионалы, – все происходит по плану!»

Ничуть его это не успокоило, но делать нечего. Продолжил кампанию, выступал, публиковал статьи, раздавал листовки. То же делали и остальные, но кто эти листовки читал и чем особенным они отличались? По большому счету ничем!!!

И начали стараться противники Иванова «облить его грязью». А какой у них информационный повод, выделяющий его среди прочих? Только один – «отправил жену в Болгарию». И начали они… «трындеть»: «отправил, отправил, отправил». Ну нечего больше сказать! И В ИТОГЕ ТРИ ПОТОКА ИНФОРМАЦИИ, ШЕДШИЕ В РАЗНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ, СОШЛИСЬ В ОДИН: «Иванов, независимый кандидат в губернаторы, отправил жену в Болгарию». И тут неожиданно рейтинг начал у него расти!

Почему? А потому, что люди в России любят дураков и обиженных. И видят, что он не отвечает на злобные нападки, а делает свое дело. При этом его все ругают. Значит – обиженный! И люди стали говорить: «А хороший человек, жену любит!», «Я тоже был в Болгарии, ну и что?», «Украл бы много – отправил бы на Лазурный Берег!», «Курица не птица, Болгария не заграница, ха-ха!», ну и так далее все в таком роде.

А соперники его продолжают ругать, а начинают с того, что «Иванов, ну тот самый, что отправил жену в Болгарию». То есть фиксируют его образ в сознании избирателей! Образ обиженного, ругаемого, доброго, заботливого человека, который… любит свою жену и отправил ее куда? В Болгарию! И закончилось все это тем, что когда пришло время голосовать, люди смотрели в бюллетень и не знали (как обычно!) какой из кандидатов лучше другого, но встречая фамилию Иванова, рассуждали так: «А, это тот самый, что отправил жену в Болгарию, хороший человек, жену любит! А, его все ругают, значит за народ! Ну вот за него и проголосую!»

И вот так Иванов и победил на этих выборах! И долго удивлялся, как же это они (его помощники) такое сумели сделать!

На самом деле все просто - вместе сошлись три потока информации, и били они в одну цель. Точно так же можно неумелыми действиями, напротив, очень сильно навредить своей стране, причем с самыми лучшими намерениями.

В СССР, например, в 20-30-ые годы тоже было три основных потока информации о событиях за рубежом в прессе. Официальный – первая страница газеты «Правда», информационный – четвертая страница, и развлекательно-критический – фельетоны, которые писали журналисты, побывавшие в странах капитала. Официальный «поток» сообщал, что «там» все голодают, все очень плохо и мировая революция начнется не сегодня-завтра. В то же время в информационных блоках сообщалось, что «там» строятся новые заводы с кондиционированным климатом, внедряются технические новинки, поступают в продажу нейлоновые чулки и… домашние кинопроекторы. На первой странице в США была массовая безработица. На четвертой сообщалось, что там продан 14-миллионный автомобиль Форда. Кому его продали, если там все поголовно голодали?

Наконец, фельетоны… Да, тамошнюю жизнь они критиковали. Но одновременно писали правду о том, что там и как, то есть давали людям сравнительную информацию. А людям ну никак нельзя давать сравнительную информацию, если итог ее освоения может быть не в твою пользу!

Понятно, что не все были такие умные, что замечали подобные ляпы. Но такие люди были. И они высказывали свое мнение. Есть, например, интересная подборка данных по осуждению к разным срокам заключения граждан Куйбышевской области, вслух заявлявших в послевоенное время, что Иосип Броз Тито не мог быть в 1945 году верным коммунистом-сталинцем, а уже в 1948-ом стать «кровавой собакой американского империализма». Таких «болтунов» выявляли, сажали… но кто знает, скольких не выявили, ибо им хватило ума вслух этого не говорить. В итоге 80% граждан СССР уже к 1953 году верить советской официальной прессе перестали. Еще больше добавили неверия публикации относящиеся к агрессии Англии, Франции и Израиля против Египта в 1956 году, «Карибский кризис», события в Чехословакии в 1968 году, ну, и, конечно, сбитый южнокорейский самолет, который, как сообщала «Правда», «Ушел в сторону моря», тогда как «Голос Америки» тут же сообщил, что он сбит. Наши СМИ подтвердили информацию «вражеского голоса» только лишь через три дня. И кому после этого стали больше верить граждане СССР?

Отменить печать фельетонов ума хватило только к 1949 году, тогда же ограничили выпуск новостей в области науки и техники и начали огромными тиражами выпускать книги, что и первую паровую машину придумали русские, и первую торпеду, и первый самолет, и все-все на что не посмотришь, но было уже поздно!!! Информационный фундамент СССР дал трещину, которую заделать оказалось уже невозможно!

Да, но где же здесь о Тайфунии, спросят меня иные читатели, и… узнают про нее в следующих материалах.

Разумеется, новым тоталитарным режимам совершенно необязательно походить на старые. Управление государством с помощью репрессий и казней, специально организованного голода, арестов и ссылок не только антигуманно (в наши дни это мало кого волнует), но к тому же – и это можно доказать – неэффективно, а в эру передовых технологий неэффективность – страшный грех перед Господом. Тоталитарное государство, заслуживающее названия действительно "эффективного", – это такая система, где всемогущий исполнительный комитет политических руководителей, опираясь на целую армию администраторов, держит в руках порабощенное население, которое излишне даже принуждать к труду, ибо оно с радостью приемлет свое рабство. Заставить людей полюбить рабское положение – вот главная задача, возлагаемая в нынешних тоталитарных государствах на министерства культуры, главных редакторов газет и школьных учителей. (Олдос Хаксли. Новое предисловие к роману "Прекрасный новый мир", 1946.)

Вы никогда не задумывались над тем, что одной из причин неудач Красной Армии в начале Великой отечественной войны наряду с другими факторами была и малограмотность ее контингента, особенно поступавшего из Средней Азии и с гор Кавказа. Дело в том, что в 1930-е гг. в Советском Союзе имела место стремительная урбанизация. С 1914 по 1939 г. доля городского населения страны выросла с 18 до 33%, но в основном за счет миграции в города сельского населения, которое при этом в большинстве своем оставалось малограмотным. Так, согласно Всесоюзной переписи 1937 г. среди молодежи 18–19 лет менее 15% имели среднее образование, то есть у остальных было только лишь начальное, а почти 10% и вовсе были неграмотными.

Поэтому очевидно, что большинство бойцов Красной армии состояло из малообразованных людей в особенности таковых было много в пехоте. Но ведь образование – это не только русский язык и арифметика, умение написать «Мы не рабы!» и сложить 2+2, это еще и география, и история, и физика с химией, литература и биология. Это широкий кругозор и умение анализировать получаемую информацию. Всего этого у большинства будущих красноармейцев просто отсутствовало. И дело не только в образовании. Плохо обстояло дело с текущим информированием. Например, в 1940 г. в СССР на селе одна радиоточка приходилась на 80 человек, а одна киноустановка – почти на 7000. Призванный из сельской местности молодой человек, не державших в руках ничего сложнее вил и косы, зачастую ничего не понимал ни в международном положении, ни в том, что происходит в стране. К тому же его отрывали от привычного сельского труда, поселяли в казарму, ввергали в непривычный казарменный быт, давали в руки винтовку, представлявшую достаточно сложный инструмент (особенно, если это была СВТ), заставляли учить уставы и заниматься строевой подготовкой. Но ему было трудно даже просто понять текст уставов, он не привык ничего заучивать наизусть, а на политзанятиях такие люди просто терялись. Они механически подчинялись приказам и старались поскорее отбыть эту тяжелую и мало понятную им повинность. Показательно, что в царской армии запрещалось сажать под арест солдат на гауптвахту больше, чем на три месяца, потому что они попросту теряли способность говорить, а то и помрачались рассудком. Между тем в истории много примеров, когда люди дворянского сословия, находясь по году и более в одиночных камерах Петропавловской крепости, сохраняли и ясность мышления, и навыки устной речи и даже… выучивали какой-нибудь иностранный язык!

Впрочем, специфику «своего контингента» во многих армиях понимали. Например, и это просто даже забавно – в армии испанских франкистов-националистов. А получилось так, что, когда я писал свой роман «Закон Парето», книгу вторую «Волонтеры свободы», то мне понадобились примеры из работы пропагандистов в Испании 1936 года, причем именно с «той стороны», потому как с «нашей стороны» примеры у меня уже были. Стал искать и нашел. Причем такие «вкусные», что практически ничего в них не изменил и не переписал, а так, в каком виде их нашел – в таком и вставил в роман. Итак:
 
«В девять с половиной часов радиостанция из Севильи начинает свои передачи, причем в последнее время там почему-то все чаще выступает сам генерал Кампо де Льяно и прямо-таки матом грозится и Миахе, и Рохо, что выпорет первого на конюшне, а второго отдаст своим марокканцам и те нарубят из него гуляш. Потом без четверти десять радио Саламанки передает шифрованную передачу для мадридского подполья. Мадридцы пытаются ее глушить, а милиция и домовые комитеты устраивают обходы и обыски по квартирам, чтобы хоть так накрыть эту «пятую колонну». Ровно в десять сводки «Радио юнион» из Мадрида. Потом после десяти опять вещают мятежники из Тетуана и из разных других мест, причем вещают даже по-арабски. Леонсия, к моему удивлению, знает арабский и мне переводит. Просто животики надорвешь, чего они там плетут! Например: Геринг-паша передает Франко-паше сялям алейкум от шейха Гитлера, а полковник Магомет ибн Омар был приглашен к столу Варела-паши и все правоверные должны оценить оказанную ему честь! Ха-ха!

Потом всякое другое вранье передают, что, мол, республиканцы растерзали британского посла, что «Испанская фаланга» в Карабанчеле раздает молоко детям, которых республиканцы зачем-то морили там голодом, и даже, что президент Рузвельт провалился на выборах. Причем я, конечно, все понимаю, но зачем уж так-то врать, ведь это же все очень легко проверить. Или вот, например, по радио из Бургоса две недели передавали «Последние часы Мадрида» – кто какое здание занимает, имена капельмейстеров военных оркестров, – одним словом капают республиканцам на мозги. Ну, так и что? Спустя пятнадцать дней раздел этот переименовали в «Последние дни Мадрида».


Так ведь дураков-то нет, вернее они есть, но даже самый последний дурак и тот понимает, что произошло такое от слабости. Обещают, мол, одно, а происходит другое! То есть эффект прямо противоположный, а ведь такого не должно быть, по-моему, в принципе.

Конечно, у каждого народа, как и у каждого человека, есть свои привычки и обычаи. Однако солдатская жизнь все это уравнивает. Солдаты здесь так же, как и везде, скучают в окопах, а после дождя и сырости идут погреться на солнышке, хотя и знают, что этого делать нельзя. Они точно так же подвержены переменам настроения, что напрямую отражается на их боеспособности. Здесь, разумеется, друг другу подбрасывают листовки, но ведь их надо читать, а тут… всю ночь напролет тебя долбит по радио один и тот же голос, внушающий, что надо сдаваться. Читать не надо, электричества не нужно, к тому же на утро ты не выспался. Конечно, люди здесь и под пушками спят, но такое все равно должно действовать. Успех, как ты говоришь, он в комплексном подходе!

В будущей войне необходимо добиться, чтобы наши солдаты были в изобилии снабжены не только пищей, но и имели такие приятные излишества, как кофе и мороженое, причем в изобилии, не говоря уже о сигаретах для курящих. Чтобы они постоянно испытывали моральный перевес над противником, который может быть и храбрее, чем они, однако всего этого не имеет. Зависть – свойство нехорошее, однако она есть двигатель всего, а на войне, среди мужчин, в особенности. Одних наград и поощрений, и слов о верности присяге в современной войне явно недостаточно!»

То есть герои в данном случае рассуждают о достоинствах и недостатках пропаганды националистов. Но, обратите внимание, как она была построена для марокканцев. «Дети пустыни». Нравы примитивные. «Геринг-паша передает Франко-паше сялям алейкум от шейха Гитлера» — ну и хорошо! Новость! Есть о чем поговорить! Есть повод для гордости! Это нам смешно, а тот, кто в то время это делал, знал психологию марокканцев очень даже хорошо. Недаром республиканцам так и не удалось их распропагандировать.

Вообще, главное правило любого информационного воздействия на общество – это правильный выбор ЦА, то есть целевой аудитории. Очень трудно воздействовать на всех. Но можно, и даже не очень трудно, воздействовать на какую-то часть общества. А остальные, как говорится, за ними подтянутся! Но опять же, не зная аудитории, не зная истории PR и коммуникаций, можно только лишь повторить прошлые ошибки и «наломать дров».

Была у нас в Пензе газета ОК КПРФ «Любимый город» и, понятно, что на своих страницах во время очередных выборов губернатора она поддерживала кандидатуру коммуниста Илюхина, а действовавшего в то время губернатора В.К. Бочкарева всячески порицала.

И вот нашелся там «гений журналистики и массовых коммуникаций», который не придумал ничего лучше, как завести ежедневный календарь приближающегося «конца Бочкарева». Выглядело это так: «До перевыборов Бочкарева осталось … надцать дней и тогда над Пензенской областью взойдет Солнце!», «До… осталось … дней и тогда… взойдет Солнце!», «До… осталось… три дня… Солнце!» Похоже чем-то на «Последние часы Мадрида» – только еще хуже. Ведь даже самый глупый старик и самая глупая старуха уже понимали, что погода тут совсем не причем! Причем, самое скверное в такой коммуникации, что от нее остается… «послевкусие непрофессионализма», этакой «дурной простоты», рассчитанной совсем уж на глупых. Ну и когда Бочкарев стал губернатором в очередной раз, над журналистами этой газеты стали просто смеяться, и только ленивый не припоминал им это: «… и взойдет Солнце!» А закончилось все тем, что люди просто перестали ее покупать в количествах, обеспечивавших выгодность ее издания, и газета закрылась. То есть чтобы правильно работать на публику, подчеркнем еще раз, нужно много всего знать и… не повторять чужие ошибки. Потому, что то, что было хорошо для неграмотных марокканцев, в современных российских условиях выглядело уже как пагубный анахронизм.
29.01.2019

Вячеслав Шпаковский





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта